Июль 17, 2018
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Сентябрь 10, 2009

Влад Ряшин: «Кризис просто сдул звездную пыль», - telekritika.ua

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Об идее создания Телеакадемии и профессиональной телепремии, альтернативной «Телетриумфу», мы беседовали с Владом Ряшиным, тогда еще – генеральным продюсером «Интера», в далеком 2006 году. Поводом для разговора был скандал на «Телетриумфе» вокруг урожая «1+1», забравшего 9 из 11 статуэток. С тех пор изменилось многое: и Ряшин больше не генпродюсер «первой кнопки страны», и «1+1» такой урожай может привидеться разве что в мечтах, а идея телеакадемии так и не потеряла своей актуальности. Первым шагом «плана Ряшина» по созданию телеакадемии стала ассоциация «Киноиндустрия Украины», о создании которой было объявлено в начале сентября. Свой разговор с Владом мы начали с обсуждения целей и задач нового профессионального объединения на рынке.

- Влад, в чем необходимость создания такой ассоциации?

- Главная необходимость в том, чтобы структурировать и упорядочить производственную индустрию. Эта отрасль доросла до того, чтобы иметь свое профильное объединение.

- Основная задача - это защита прав или продвижение интересов?
- И то, и другое. Причем под продвижением интересов мы имеем в виду и организацию телеакадемии, и учреждение нормальной отраслевой премии. В принципе, мы ничего не выдумываем, есть «Эмми» с одной стороны, ТЭФИ - с другой. Я вижу, как это работает, потому что на моих глазах в последние годы идет реорганизация ТЭФИ, так что мы уж точно не будем изобретать велосипед.

- Речь идет об альтернативе «Телетриумфа» или о специальной премии для продакшна?

- Я говорю об индустриальной премии. Ведь речь идет о том, чтобы рынок наконец-то оценил тех специалистов, которые на нем работают. В «Телетриумфе» очень много слабых мест. В свое время, будучи членом Индустриального телевизионного комитета, мы начинали разработку положений, устава, целей, задач и даже номинаций такой премии. Эта была такая двухходовая комбинация - сначала телеакадемия, потом - премия. Был прописан порядок, как эта академия будет формироваться. И в ведомстве академии была запланирована организация индустриальной премии, не зависящей - при всем моем уважении к различным государственным институтам - ни от Нацсовета, ни от кого-либо другого, что правильно. Индустрия сама должна определять, кто достоин быть в составе телеакадемии.

Далее она делится на гильдии. Например, на гильдию развлекательных программ, информационных программ, гильдию игрового кино и т. д. Гильдии формируют предложения по списку номинаций, исходя из того, на каком уровне развития находится тот или иной жанр. Но так случилось, что на каналах произошли кадровые изменения, и идея не получила продолжения. Я полагаю, после того, как мы официально учредим ассоциацию, зарегистрируемся и сможем вести переговоры не от лица отдельно взятых компаний, а от лица ассоциации, то первым, к кому мы придем, будет Индустриальный телевизионный комитет. И если мы найдем общий язык, то сделаем объективную независимую профессиональную премию, учитывающую интересы и бродкастеров, и производственных компаний.

- Есть ли интерес со стороны продакшнов к ассоциации? В частности, не только у независимых, но и у тех, кто тесно связан с каналами?

- Мы пока никого отдельно не приглашали, ни с кем отдельно не говорили на эту тему. Но мы открыты. И я уверен, что продакшн-хаусам при каналах членство в ассоциации небезынтересно. У нас есть общие задачи - это в первую очередь серьезная работа с законодателями по лоббированию интересов индустрии. Опять-таки с точки зрения поэтапного, эволюционного развития индустрии. К примеру, аналогичная российская ассоциация с Гильдией продюсеров России единым фронтом выступает по ряду инициатив. В результате недавно в Госдуме прошли слушания, внесены изменения по ряду законодательных актов. Сейчас в проекте, который зарегистрирован в Госдуме, расширено понятие «национальный фильм» для того, чтобы привлечь дополнительные инвестиции из-за рубежа для создания российского кинопродукта, есть положение об электронном билете для кинотеатров.

- Насколько это актуально и для нас? Разве украинскому законодательству не хватает определения национального фильма?
- Дело в том, что на сегодняшний день хоть украинский национальный фильм, хоть не украинский и не национальный - без разницы, потому что государство Украина никаких преференций или, скажем так, никакой помощи при создании украинского национального фильма не оказывает. Это в России для продакшнов существует налоговая льгота в виде освобождения от НДС. В отличие от нашего Минфина, российский Минфин сплошных коррупционных подоплек и злоупотреблений в этом не усматривал.

- А почему нужно было создавать отдельную Ассоциацию продакшнов, а не решать свои проблемы в рамках ИТК?
- Это совсем другая организация изначально. ИТК создавался как некий заказчик телевизионных измерений, рейтингов. Если вы помните, в далеком прошлом первый измеритель на рынке компания AGB ходила и договаривалась с каждым каналом отдельно - кто-то соглашался меряться, кто-то - нет, существовали и некие индивидуальные договоренности, поэтому на рынке ставили под сомнение данные рейтингов. Но рейтинги - это наша телевизионная валюта. Как важна стабильность гривны для экономики страны, так же важна стабильность доверия рекламодателей и каналов к GRP. То есть у ИТК близкие, но другие проблемы: рейтинги, Нацсовет, а если законодательство - то их в первую очередь интересует закон о рекламе. А нас интересует производство.

- Закон - это удаленная перспектива, премия - тоже, а какие проблемы производителей поможет решить ассоциация уже сейчас?

- Обмен возможностями и информацией. Мы можем открыть друг другу информацию о своих активах: какие есть возможности по декорациям, реквизиту, костюмам, техническим базам. Мы уже на уровне наших трех компаний начали активно обмениваться. Зачем покупать, если это же можно взять в аренду по приемлемым ценам?

- Тарифные сетки, актерские базы тоже станут общим достоянием?

- Базы - да, сетки - нет. Это относится к бизнесу каждой компании в отдельности. Нам никто не запретит разговаривать об этом друг с другом и, быть может, обсуждать, но подобных документов мы точно принимать не будем.

- Не связана ли невозможность создать подразделение в ИТК именно для производителей с проблемами, которые существуют между производственными структурами и вещательными?
- Это даже не проблемы, это просто разные интересы.

- А кризис их как-то усугубил?
- Совершенно точно были обнажены слабые места. Это касается всех компаний на рынке, у всех одно и то же - повылетали слабые звенья. Причем даже те, о которых бы и не подумал, что они слабые. Но в результате команда стала сильнее. Это касается, кстати, не только людей, которые работали в компании, а в принципе - индустрии. Кто-то решил ждать лучших времен и докризисных условий, а кто-то, наоборот, хотел работать. Но выиграл тот, кто работал. То есть тот, кто к кризису отнесся с пониманием. Я уж не говорю о докризисных «неадекватных» расценках на различные услуги, актерских гонорарах - я говорю в принципе. Да, сейчас все стали более приземленными, кризис просто сдул звездную пыль со многих людей. Теперь стало видно отчетливее - кто есть кто.

- А кого из продакшнов унесло вместе с этой «звездной пылью»?


- Десятки небольших компаний. Ведь на самом деле процент рентабельности у продакшнов и раньше не зашкаливал. Он был обычно в районе 20%, максимум - 25%. Сейчас за счет того, что значительно упала себестоимость, рентабельность сохраняется, но уже на уровне 15-17%. Кроме этого, она упала в абсолютных цифрах. По некоторым проектам работаем в ноль, а по некоторым - в минус, причем осознанно. Я знаю несколько компаний, которые держали цену - мол, мы дешевле снимать не станем. Другие же, напротив, откровенно демпинговали. И то и другое - неправильно. Важно находить золотую середину. Если ты действительно адекватно видишь, что сможешь за предлагаемые цифры снять качественный продукт, тогда в это стоит играть, пусть и с минимальной рентабельностью.
Ситуация же была жуткая. Был период, когда в течение 6 месяцев с октября по апрель российские каналы, например, вообще ничего не покупали. Тут нужно было принимать решение, вариантов было два: либо законсервировать, либо продолжать работу, но при этом изменить тактику - подчеркиваю, тактику, не стратегию. Мы избрали второй вариант - активно продолжали работать со сценаристами, режиссерами, не заходя при этом в съемочные процессы, так как именно они забирают львиную долю бюджета. Ситуация четко проявила, кто готов работать, а кто из себя звезду строит - мол, я в отпуске, когда будут деньги, приходите. В результате кризис кризисом, а мы создали целый ряд наработок. И когда в апреле-мае несколько наших российских партнеров - каналы «Россия», НТВ, СТС - сказали, что готовы возобновить переговоры, у нас уже был готов ряд наработок. Более того, все это время мы были в контакте с каналами, да, они не покупали, да, они не подписывали контракты и не платили, но мы постоянно приходили к ним с новыми идеями, тестировали эти идеи, узнавали их мнение. Во время кризиса контакт между нами и телеканалами стал более тесным.

- Чем вы это объясняете?

- Проектов запущено меньше в разы, следовательно, ответственность у людей, принимающих решения, стала выше в разы. Представьте, что раньше можно было запустить 10 проектов, из них три выстрелили - ну и замечательно. А сейчас, когда их всего-то раз-два-три, никто не позволяет себе ничего проходного, все должно быть «с изюмом».

- Вы сказали интересную фразу: «осознанно работали в минус»...

- Могу объяснить, если интересно. Хороший пример - сериал «Котовский». Подготовительный период продолжался в течение лета и был закончен к осени прошлого года. В сентябре нужно было начинать снимать. К тому времени мы потратили много, около $800 тысяч: построили декорации, сделали костюмы; отправили экспедиции, съемочная группа, к слову, жила под Кишиневом два месяца, ну и так далее. Потратили большие деньги - и тут вдруг кризис. Канал говорит: извините, мы не можем продолжить работу, ну никак. Какие наши действия? Отказаться от проекта? Но если мы откажемся, мы похороним эти $800 тысяч, то есть у нас минус 800. Если мы снимем, то, в принципе, после его реализации, пусть дешевле, чем раньше, но есть шанс сократить «минус» до 200. Плюс продажа на другие территории, а это уже актив. Со временем проект будет приближаться к нулю, быть может, выйдет в какой-то плюс - шансы есть. Не сделай мы этого, остались бы с минус $800 тысяч.

- А канал вкладывал деньги на подготовительном этапе? То есть $800 тысяч - это только ваши потери или и канала тоже?

- С каналом была предварительная договоренность, но контракт подписан не был. Несмотря на это, я отдаю должное нашим партнерам (канал «Россия») - они не оставили нас наедине с проблемой. Ближе к концу года мы еще раз встретились, выяснили закупочную цену, прикинули, что в принципе цена, которая нам предложена каналом, пусть и значительно ниже докризисной, но все же позволяет сократить убытки.

- Вы говорите, была достигнута договоренность, ударили по рукам, а потом канал забрал свои слова назад. Вот этот момент «устных» взаимоотношений кризис как-то изменил?

- Нет. В условиях кризиса мы даже письменные договоренности соглашались менять. Например, проект «Гарлем». Он сейчас снимается, контракт с НТВ подписан. Но в саму сделку также входил еще один проект - высокобюджетный исторический сериал «Киров». Сюжет повествует о последнем годе жизни Сергея Кирова, великолепный сценарий Владислава Романова, 12 серий. Мы обо всем договорились с каналом, подписали контракт, и когда возникли сложности с финансированием, могли, в принципе, что-то требовать, судиться и так далее, но это путь в никуда. Можно раз получить одну неустойку и... потерять рынок навсегда. Производство этого сериала отложено до лучших времен. При этом мы не стали бегать по рынку и предлагать его другим. Этот проект мы будем делать с НТВ. Тем более что в данном случае речь не шла о том, что партнеры нас подвели: рухнул рынок, рухнул для всех и глубоко. Кризис заставляет всех учиться договариваться. А те слабые звенья, которые вдруг выпадают из цепочки, они могут выпасть очень надолго. Хотя для самой цепочки это хорошо. Очищает.

- От каких игроков «очистился» украинский рынок продакшнов, если использовать вашу терминологию?

- Раньше сколько было мелких контор, которые снимали по два фильма. Еще было пруд пруди мелких студий, для учредителей которых кино было непрофильным бизнесом - мол, а вот мы здесь тоже попробуем. Таких стало меньше в разы - во время кризиса все сконцентрировались на том, в чем понимают.

- По поводу телепродакшна. Будете ли снимать развлекательные телепроекты, покупать форматы? Помнится, у вас были переговоры с Endemol...

- Мы ведем активные переговоры на рынке форматов, общаемся по этому поводу и с Endemol, и с другими компаниями. Также ведем переговоры с каналами по ряду проектов, но в силу опять-таки экономических причин у каналов заметно снижение количества запускаемых проектов в целом.

- А вы купили уже хоть что-то?

- Есть несколько опционов по ряду форматов. К примеру, формат Amanda O, компании Dori Media. Готовимся уже этой осенью начать съемки адаптационной версии. Но это все-таки сериал, а не телешоу.

- Повлиял ли как-то уход Гончаренко на то, что вы от стадии изучения рынка форматов никак не можете перейти к стадии запуска?

- Абсолютно нет. Наша команда несколько обновилась, но одновременно вернулись и те, кто работал в Star Media Entertainment (подразделение Star Media, которое возглавлял Алексей Гончаренко. - Ред.). Кстати, именно эти специалисты сейчас готовятся к съемкам нашего нового фильма «Диктофон», режиссером которого выступает еще один наш хороший знакомый Алексей Лисовец. Это и Галина Балан-Тимкина, и Дмитрий Оленич, и Алексей Киреев, и многие другие. Что касается ухода Гончаренко, сейчас, когда события выстроились в цепочки, у меня есть свое сложившееся мнение, но обсуждать его в прессе я не стану.

- Вы довольны тем, как идет на «Интере» сериал «Две стороны Анны»?
- В принципе, да. Сериал прошел хорошо.

- Продолжение по этому проекту будет?
- Если канал будет заинтересован, то мы готовы к продолжению. В оригинале проект состоит из 120 серий, мы же сделали лишь первую часть - 60. Но пока вопрос о продолжении не обсуждался.

- Проясните общую ситуацию в Star Media. На каком сейчас этапе находитесь, куда идет подвижка, какие проекты запускаются?
- Во-первых, главное наше событие - мы дебютируем в прокатном кино. 1 октября в прокате России и Украины стартует «О, счастливчик!». Кстати, нашим партнером в этом проекте является телеканал ICTV, а Александр Богуцкий - сопродюсер. Кроме этого у нас сейчас в производстве порядка 15-16 проектов, среди которых еще один прокатный фильм - «Хорошая погода» - будет готов где-то к февралю. Это наш совместный проект с Сергеем Сельяновым и каналом «Россия» - история в стиле «Отель погибшего альпиниста», все действия происходят на метеостанции в горах, снимали в Крыму. Очень красивая картина, сейчас закончили монтаж. В фильме хороший состав: Антон Шагин (главный герой «Стиляг»), Алексей Гуськов, Сергей Гармаш, Марина Александрова. И еще один прокатный фильм сейчас находится в работе. Безумно интересная идея, давно работавшего с нами и прошедшего горнило наших мюзиклов режиссера Артема Литвиненко. История-фэнтези под рабочим названием «Гость», а-ля «Назад в будущее». Представьте: главный герой, который живет в начале 80-х годов, неожиданно открывает некий проход в 2009 год. Вроде, казалось бы, начало 80-х, все было так недавно, почти вчера, а в то же время - как сильно поменялся мир.

А если говорить в общем, то прокатное кино, конечно, очень рискованное, и почти в 90% случаев убыточное, но в это направление мы, тем не менее, инвестируем, и будем его осваивать, и будем им заниматься. Что касается сериалов, то «Котовский», о котором мы говорили, снят. «Блудные дети» - семейная сага с Викторией Исаевой и Викой Толстогановой - тоже снята. Это история о советской семье, действие начинается в 70-е, заканчивается в наши дни. Есть еще один проект - потрясающая история, сейчас написана большая часть сценария, автор Елена Райская, называется он «Остров ненужных людей». Будем снимать либо во Вьетнаме, либо в Таиланде - изучаем варианты.

- Не роскошно ли в кризисные-то времена?
- Этого требует сценарий «Острова», и, в принципе, мы думаем, что впишемся в бюджет. Идея заключается в том, что главный герой - женатый человек, весь его бизнес оформлен на жену, а брак давно трещит по швам - жена его постоянно этим бизнесом шантажирует. И тут у него на стороне рождается ребенок. Он не готов, Боже упаси, жену убить, но очень хочет от нее избавиться. Товарищ предлагает вариант - что, если отправить ее в туристическую поездку и устроить все так, чтобы человек пропал и его не нашли. При этом все организовать, чтобы был запас питания и самого необходимого. По закону, если человек в течение определенного времени не находится, его объявляют пропавшим без вести и можно начать процедуру оформления наследства. А когда все будет оформлено - то жену можно и вернуть. Герой соглашается на эту аферу. Но неожиданно для него план рушится - корабль, на котором герой с женой отправляются в поездку, терпит крушение, и на необитаемом острове оказывается вся туристическая группа из 13 человек. Всем героям предстоит пересмотреть свои взгляды на жизнь и друг на друга... В общем, очень интересная мелодрама.

Снимаем также еще два мелодраматических четырехсерийных фильма - «Капля света» и «Ловушка». Делаем несколько проектов для НТВ - это «Правила угона», «Гарлем», «Дембель», «Наша работа», «Не ангелы», а также замечательный 12-серийный проект «Небо в огне», в духе «В бой идут одни старики» - про друзей-летчиков во время Великой отечественной войны. Нам очень помогают несколько очень преданных небу и профессии людей, а самолеты в воздухе, которые вы увидите в картине, будут сняты под Мелитополем.

- С СТС вы, по-моему, еще планировали молодежную комедию?
- Да, готовим очень яркий проект - «Нанастоящая любовь». Это абсолютно новая история, основанная на идее советского фильма «Приключения Электроника». Нано - от нанотехнологий. В секретной лаборатории на финишной прямой создание суперробота, очаровательной Наны, но программа дает сбой и робот уходит. Прообраз Наны - Нина, студентка. Еще один проект с СТС - 20-серийный сериал по формату Amanda O, о котором я говорил выше. Очень интересная драмеди. Предварительно в главной роли сыграет Анастасия Заворотнюк.

- А есть ли заинтересованность украинских каналов?
- Мы пока только рассказывали о проекте, никому его не показывали, хотя, может, сейчас уже и покажем, снята пилотная серия. Получилось неплохо.

- А по «Касьянову дню» какая ситуация?
- «Касьянов день» мы притормозили, потому что сценарий в итоге нас не устроил. Сама идея осталась, и мы будем ее развивать, но с новыми авторами - в старой версии уж слишком все запутанно. Напомню, что по сюжету этого фильма четыре женщины получили необычные возможности, и дальше они начинают идти к некой цели, вот как раз цель эту нам и предстоит описать более понятно и интересно...

- Речь идет «коротких» сериалах. А что, 100-серийных проектов уже не снимают?
- Почему? Сейчас компания «Киевтелефильм» Валентина Опалева, входящая в нашу группу компаний, по заказу телеканала «Россия» запускает в производство сериал «200+» под названием «Ефросинья». В 40 километрах от Киева на нашей натурной площадке построены декорации - уральское село.

- А Star Media снимает сейчас теленовеллы?
- Нет пока. Сейчас идет переоценка отношения каналов к длинным проектам. В России «Первый канал» сейчас, видимо, будет отказываться, как мне кажется, от «мыла». «Россия» эту нишу заняла и держит, а на каналах СТС, «РЕН ТВ» и ТНТ сериалы идут сезонами. То есть, если «Ранетки» работают первый сезон - тогда снимается второй, работает второй - тогда снимается третий, но не сразу сто серий. Наша «Нанастоящая любовь» будет развиваться по такому же принципу. Первый сезон - 40 серий. При таком подходе бюджеты, конечно, выше, но есть возможность не выпускать из поля зрения заинтересованность зрителя - не надоесть. Также, я думаю, сейчас будет все больше вертикальных сериалов. То есть «мыло», конечно, останется, оно же имеет своего зрителя и свое право на жизнь. Но будут и вертикальные линейки.

- А когда?
- Скажем так, в России чуть раньше, в Украине - чуть позже. В принципе, в каких-то вещах мы достаточно быстро догоняем ту же Америку, Европу, там это работает давно, там есть разные линейки, по-разному программируются и по-разному работают.

- Сейчас каналы охотнее сами вкладывают деньги в производство или все-таки перекладывают риск на плечи продакшн-студий?
- Общее правило таково: когда все хорошо, почему бы не попробовать себя еще в каком-то бизнесе; когда все плохо - лучше переложить ответственность. Поэтому как только ситуация начнет улучшаться, у каналов снова появится желание снимать самим. Но потребности в продукте были, есть и будут.

- А как все-таки сейчас складываются отношения с украинскими телеканалами? Будете ли вы продлевать отношения с СТБ?
- Дело в том, что СТБ хочет премьер, а премьер сейчас на рынке в целом мало. В формате телевизионного кино у российских каналов был просто запас побольше, в Украине все быстрее выходило в эфир, но я думаю, скоро будет нехватка этого продукта, нехватка премьер и в России. Пойдут вторые показы, повторы. Если говорить о родных телеканалах, то у нас сейчас финализация двух сделок - одна с «Интером», другая с «1+1». Кстати, мы недавно продали два сериала в Китай - «Сестры по крови» и «Держи меня крепче». В Швецию продали три сезона «За все тебя благодарю», «Северный ветер», «Сестры по крови», «Отряд». Кстати, «Отряд» сейчас - лидер по просмотрам в интернете. В Болгарию продали «Жаркий лед», а в Японию - «Антиснайпер».

- «Держи меня крепче», по-моему, в Украине только ТЕТ показывал, и то канал был очень недоволен показателями. Как вам удалось его продать? Что китайцев могло привлечь в сериале?
- Просто украинские каналы, увидев, что «Россия» начала его двигать по сетке, не решились на покупку. Если бы «1+1» после «Танцев со звездами» купил его, он был бы гарантировано успешным! Там же и Наташа Могилевская, и Чапкис, и Влад Яма, и девочки-танцовщицы - узнаваемые люди. Для России это было слишком проукраинское кино, хотя на «России» он прошел со средними цифрами - не плохими и не хорошими. Но «Плюсы» тогда не рискнули, по-моему, даже не столько из-за того, что сомневались в проекте, сколько потому, что у них начались свои внутренние пертурбации, им стало не до того. А для ТЕТа - это просто не его продукт, у них никогда не было длинных сериалов. Я благодарен Грише Тычине за то, что мы пошли на эксперимент, но в сетке ТЕТа он не смог сработать.

- По поводу продажи фильмов в Россию. Вы когда-то говорили, что у вас 18 непроданных фильмов, эта цифра имеет свойство увеличиваться или уменьшаться?
- Она потихонечку уменьшается - сейчас у нас порядка 15 непроданных картин. Я надеюсь, к осени следующего года ситуация изменится. Каналы сформируют свое отношение к телемуви и рынок снова заработает. Кстати, если сериальное производство упало в разы, то продакшн по телемуви упал еще сильнее - на порядок. Рынок был перенасыщен. Только мы за два года сняли более 100 телевизионных фильмов, а кроме нас на рынке работают и другие компании.

- А почему вам не удалось продать те картины, которые есть?
- Дело в том, что продать-то их можно, но за сколько - вот в чем вопрос. Мы не торопимся.

Леся Ганжа, Наталья Лигачева, Телекритика

В статье упомянуты: Ряшин Влад


Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Ссылка Цитата


Защитный код
Обновить








Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter