Июнь 23, 2018
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Февраль 27, 2012

Александр Ольшанский: «Законодательство об авторском праве работает против граждан Украины»

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Как только затих скандал, связанный с Ex.ua, суд попытался закрыть другой популярный ресурс - «Дорожный контроль». Будут ли продолжаться подобные попытки, кому выгодны закрытия сайтов, а также, почему украинцев считают пиратами в собственной стране? На эти вопросы в интервью «МедиаБизнесу» ответил заместитель главы правления Интернет Ассоциации Украины Александр Ольшанский.


- После закрытия Infostore прошло достаточно много времени. История повторилась через несколько лет. Файлообменник закрыли. Но теперь уже Ex.ua. Почему это произошло?
- Существует реальная проблема, связанная с пиратским контентом. Есть люди, которые хотят ее решить. Путей для этого есть множество. Один из них – постоянная работа, маркетинг, установление адекватных цен на условия покупки. А есть путь, который не ведет к решению этой проблемы, но кажется намного более простым – всех подряд наказывать за пиратство. Этот путь гораздо проще. Очень хочется сделать кого-то во всем виноватым. Таким пытались сделать Ex.ua. Раньше это получалось сделать с Infostore. До этого ресурса еще кого-то закрывали.

- В чем причина?
- Первопричина всего этого очень проста. Все правообладатели спекулируют на понятии авторского права, утверждая, что оно – то же, что и имущественное право. Если ты фильм посмотрел, но не заплатил – это то же самое, что и украл. Они (правообладатели – МБ) лоббируют ужесточение законодательства с  целью применения более жестких санкций, расширения списка ответчиков.

Сейчас в Раде лежит новый законопроект №6523 («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно урегулирования вопросов авторского права и смежных прав»). В нем вообще все кругом виноваты. Провайдеров хотят в тюрьму, хостеров в тюрьму. Если мыслить такими категориями, то производители компьютеров тоже способствуют пиратству, и те, кто занимается производством электричества – тоже. Давайте «Киевэнерго» привлечем к ответственности.

- А как же тогда разобраться – где легальный контент, а где «пиратский»?
- Чтобы понять, что такое легальное, или нелегальное, нужно разобраться с понятием авторского права. На самом деле спекуляция о том, то авторское право то же самое, что и имущественное право – это ложь. Если я продам одну ручку, у меня станет на одну ручку меньше, а у человека, кому продам – больше. Обычно имущественное право отражает реальный физический мир и подчиняется законам арифметики.

С интеллектуальным правом все иначе. Если я без спроса посмотрел чей-то фильм, стало ли у владельца фильма чего-то меньше? Не факт. Если в фильме содержалась реклама, у него могло стать еще больше. А если я посоветовал посмотреть фильм трем знакомым и, два из них, потом пошли в кинотеатр, то у него стало еще больше.

- Но почему законы в Украине не достаточно регулируется авторское право, раз столько вопросов, у нас непаханое поле?
- Как же непаханое, еще какое паханое! Если собрать все законы, регулирующие эту сферу, выйдет толстенная папка, описывающая авторское право в Украине. Вопрос ведь не в этом, а в том, что такое авторское право? Оно не представляет собой право в классическом понимании. Авторское право – это некоторое соглашение о разделе доходов. Одна сторона что-то производит, другая распространяет, третья потребляет, четвертая рекламирует. Между ними есть некое соглашение о разделе доходов, которое гарантировано государством, которое с участников соглашения собирает налоги. В соглашении должны принимать участие несколько сторон. Проблема Украины в том, что в этой папке законодательства нет ни одной строчки про права потребителя интеллектуальной собственности, а они ведь у всех есть, и они очень большие. Это первопричина того, что происходит с авторскими правами в этой стране в течение 20 лет. Иными словами, никто не хочет признать, что в этом соглашении больше, чем одна сторона. Компании-производители пытаются лоббировать законодательство таким образом, чтобы оно защищало только их интересы. При этом игнорируя интересы всех остальных. И все остальные отвечают на это пиратством.

К примеру, компания-производитель программного обеспечения хочет продавать свой программный продукт по $1000 за копию. Но как эту программу можно в Украине продать за $1000? Понятно, что она продаваться не будет. В результате, чтобы отчитаться о проделанной работе, этой компании придется писать жалобу в милицию, где они будут рассказывать, что программный продукт не продается, поскольку все украинцы пираты. Но причина ведь в том, что сама компания выставила не адекватные условия продажи своего продукта.

- А если бы весь контент, который сейчас называют пиратским в нашей стране продавался бы легально, как бы изменилась прибыль того же Ex.ua?
- Невозможно определить. Нужно знать стоимость того же программного обеспечения, которое будет распространяться. Я же и говорю о том, что в соглашении об авторских правах есть много сторон. А сейчас все делают вид, что в нем лишь одна сторона. Я даже расширю вопрос. А сколько бы зарабатывали интернет-провайдеры по каналам, по которым предоставляемый контент дается? Ведь нужно быть честным, и прибыль разделить на всех, а не делать вид, что всех нет. Они же (правообладатели – МБ) не предложили Ex.ua продавать продукты того же Adobe, и платить за это, например, 30% от того, что удастся заработать.

Для того, чтобы продавать нужно работать. А работать никто не хочет. Законодательство, которое защищает авторское право, работает против граждан Украины. В нем нет ни одной строчки, которая бы защищала интересы граждан Украины.

- Кто в этом заинтересован?
- Я часто привожу пример Всеобщей декларации прав человека. В ней четыре страницы прав, но в них ничего не сказано об авторском праве. Почему-то эти права никого не интересуют. Всех интересуют лишь права на интеллектуальную собственность. Потому, что за те права (из всеобщей декларации прав) не платят. Ведь механизм каков? Правообладателями лоббируются законы, которые позволят «заработать» еще больше денег. Как только заработали, дальше лоббируют. Повторяется та же схема. Так вся страна, все кто «пиратствует» превращаются в преступников. Потом снова та же схема. Только теперь делают преступниками не только тех, кто распространяет, но и тех, кто потребляет. Снова лоббируются изменения в закон. Теперь становятся виноватыми не только те, кто распространяет и потребляет, но и те, кто им предоставляет интернет, компьютеры. Следующим шагом сделают виновными тех, кто электричество вырабатывает.

- Но ведь это проблема не только Украины.
- Конечно, это общемировая проблема. Но в других странах, все-таки, какое-то понимание о правах потребителей продукции начало складываться. А в Украине в этом вопросе непаханое поле. Этих прав попросту нет. Почему-то депутаты, которые называются народными, не отражают интересы народа, они почему-то отражают интересы какой-то небольшой группы людей. А все остальные, поскольку их интересы не учтены, занимаются пиратством. Это как в правилах дорожного движения. Только в них учтены интересы и водителей, и пешеходов. Если бы были учтены только интересы водителей, было бы масса смертей на дороге. А если бы только пешеходов – никакого движения бы не было. Если мы пишем, что всегда прав правообладатель, а всех остальных нужно наказать, посадить, оштрафовать, то никакого «движения» образоваться не может.

Давайте называть вещи своими именами. Большинство прав (авторских -МБ) импортируются из-за границы. Значит, те деньги, которые мы заплатим за определенный продукт, из страны уйдут навсегда. Я не за то, чтобы не платить. Я говорю о том, что есть целый ряд интересов: на каких условиях платить, по каким ценам, как правообладатели эти деньги могут отсюда «вывозить»? Все ли, или должны в нашу страну инвестировать? А должны ли платить школьники за продукты, которыми пользуются в школах? Подобных вопросов множество.

Я всегда говорю, что если бы авторское право существовало во времена колонизации, то в Африке до сих пор был бы каменный век потому, что у них бы не было денег оплатить изобретения современной цивилизации.

- Так где граница, между продуктом, защищенным авторским и таким, которым можно пользоваться, проще говоря, «не спрашивая разрешения»?
- Это сложный вопрос. Он не может быть обсужден в интервью. Очевидно то, что система не может быть построена таким образом, чтобы всегда была права одна сторона. Никто не спорит с тем, что скачивать фильм и не платить за него деньги – это пиратство. Другой вопрос – почему мы выкачиваем? Потому, что нет альтернативы. А она не появится до тех пор пока при любом споре будет права всегда одна сторона. Правообладателям просто незачем эту альтернативу создавать, лоббировать. Да, они бы могли создать альтернативу, предложив ее вам. Они бы могли предложить – заплатите 10 грн и смотрите в месяц - сколько хотите фильмов. Но они же этого не делают потому, что для этого нужно работать. А делать это они не хотят. Ведь даже собирать деньги – это сложный процесс.

В основном у нас есть представительства иностранных компаний. Им гораздо проще написать письмо о том, что в Украине уровень пиратства 80%. Мол, мы вот тут подали в милицию 158 жалоб, по ним открыли 128 уголовных дел, посадили 20 человек, и мы работаем, боремся. Это намного проще, чем заниматься распространением, заключать договора с тем же Ex.ua. Потому, что с заключенными договорами появляются обязательства.

А что, если проданная от имени Ex.ua продукция оказалась некачественной, кто будет платить компенсацию? К ним (правообладателям - МБ) сразу появится множество вопросов. Лучше ничего не делать, а рассказывать, что кругом одни пираты. Как только закон о защите авторских прав будет изменен таким образом, что правообладатели будут не всегда правы, как только будет написано, что не может, к примеру, Photoshop продаваться за бешенные деньги в Украине потому, что у нас покупательная способность не такая, как в США, все сразу поменяется.

В США люди музыку покупают за $0,99 на iPad. Паритет покупательской способности по зарплатам в США и у нас примерно 1 к 10. Как думаете, много бы людей занималось поиском музыки, если бы можно было за 99 копеек просто нажать и купить?

- А люди у нас готовы платить деньги за это?
- Люди точно готовы платить деньги. Но есть вопросы. На обычные товары цена формируется путем спроса и предложения. Из-за того, что в нашей стране низкая покупательская способность какие-то вещи могут стоить дешевле, чем где-то за границей. У каждой единицы материального продукта есть себестоимость, поэтому гибкость цены не такая большая. У нематериального продукта по-другому. Затраты на его «производство» понесены один раз при его создании и каждая следующая копия ничего не стоит. Каждый следующий заработанный доллар – это прибыль. Огромное число людей у нас уже ходит с iPad. Они правдами и неправдами «заводят» туда украинские кредитки, которые система еще не всегда понимает. Но люди же пользуются ими, покупают через интернет. То есть спрос есть. Проблема в доступности. Сделайте лицензии «вменяемыми»! А то, бывает, написано: программное обеспечение «продается как есть», именно так и написано. Мол, мы не несем ответственность за то, что программа плохо работает. Работает оно - не работает. Купил – все, твои проблемы.  

- Как скандал, связанный с закрытием Ex.ua отобразится на стартапах, которые только становятся на ноги. Они будут бояться строить бизнес?
- Они давно боятся. Ex.ua, до того Infostore -  редкий случай, когда внутри страны вырастает до большого размера проект, основанный на user generated content. Как правило, все подобные проекты на самых ранних этапах из Украины выносятся. Это тоже большая проблема для нас.

Большие изменения после этого случая будут совершенно в другой области, а именно в области регулирования авторского права. В результате произошедшего, неработающих сайтов правительства вдруг пришло осознание того факта, что каждый пользователь интернета рано, или поздно превращается в избирателя. Этот факт вдруг был осознан тысячами людей, ответственными за принятия каких-то решений.  ак, или иначе, скандал закончится изменением позиции государства в этом вопросе.

- Насколько пострадал рекламный рынок из-за произошедшего с закрытием Ex.ua?
- Понятия не имею. Не думаю, что очень сильно. Ex.ua не такой уж и большой. Трафик по Украине упал на 15% днем, на 10% вечером. И то, только в первый день. На второй день уровень трафика был практически полностью восстановлен. Подобных ведь ресурсов множество, люди просто переключились на другие, нашли альтернативу.

- Сколько файлообменников регистрируется в день, в месяц?
- Я же не говорю только о файлообменнике. Любой ресурс, контентом которого ты не управляешь, в Украине находится под ударом из-за специфического законодательства, специфического правоприменения. Это касается не только авторских прав. Касается всего, чего угодно. Мы через день ходим в суд, разбираемся. Кто-то кого-то покрыл матами в комментариях, а за это пытаются закрыть ресурс, на котором это произошло. Даже комментарии для таких сайтов небезопасны.

- Сайт «Дорожный контроль» пытались закрыть за видеоролик и за ругательства. Но суд этого не сделал. Почему?
- Здесь в одном вопросе два. Первый: почему хотят закрыть сайт, и второй: почему государство в лице судов поддерживает такого рода начинания. На первый вопрос я бы ответил, что, к сожалению, это – скорее всего – последствия 70 лет коммунизма в нашей стране, в результате чего большая часть наших соотечественников на ментальном уровне не готова к восприятию свободы слова.

Они считают, что это не есть сверхценность и не понимают даже смысла этого понятия. И именно от этой части населения поступают такие импульсы.  Другой вопрос, почему государство в лице судов их поддерживает. Почему суды вместо того, чтобы читать Конституцию, потом – законы, а после – подзаконные акты, поступают с точностью до наоборот. Почему права, которые  гарантированы нам Конституцией, не могут быть реализованы с помощью суда? Кто-то из верховных судей Верховного Суда США сказал, что права граждан  написаны в Конституции, но получают они их из рук судей. Так вот, конечно же, это проблема правоприменения в нашей стране. Потому что в американском суде все это выглядело бы очень просто: никто бы со стороны Дорожного контроля в суд даже не являлся,  они бы просто направили письмо со ссылкой на первую поправку Конституции.
 
- Как Вы думаете, возвратит ли милиция серверы Ex.ua?
- Понятия не имею, я не знаком с обстоятельствами дела. Какой может быть результат? Ну, закроют Ex.ua, подобных ему сайтов несколько сотен. Не вижу в этом проблемы.

- Какие либо проекты к Евро – 2012 будете готовить?
- Наша компания не планирует. Никаких особых активностей, связанных с чемпионатом Европы по футболу не будет, это нас не касается.

- Какова динамика роста рекламного рынка в интернете?
- Рынок телевизионной рекламы и в интернете в Украине пока отличаются, не «подходят» друг к другу близко. В интернете он растет очень быстро. Но это все-таки цифры роста. В абсолютных цифрах «телевизор» далеко впереди. Чтобы рынки сравнялись еще нужно лет 5, если темпы роста рынка интернет-рекламы сохранятся на том уровне, на котором есть сейчас.

Михаил Глуховский.
В статье упомянуты: Ольшанский Александр


Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Ссылка Цитата


Защитный код
Обновить








Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter