Ноябрь 23, 2017
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Сентябрь 1, 2015

Донатас Шимукаускас: Для копродакшена однозначно перспективны англоговорящее кино и анимация

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Каким образом Литва, с ее 3 млн населения, снимает телесериалы, ориентированные исключительно на местного зрителя, а ее кинофильмы обгоняют по кассам американские блокбастеры, какие льготы предусмотрены для кинопроизводителей, какого рода проекты могут быть поддержаны государством и как конкурируют между собой сети кинотеатров, МедиаБизнес пообщался с Донатасом Шимукаускасом, - продюсером компании Кино Культаc, директором Cinema Cult Distribution, Actors Agency Lithuania. Продюсируемый им фильм "Занесло", снятый литовскими кинематографистами в копродукции с Великобританией и при поддержке местного бюджета, заработал в кинопрокате $1,5 млн, став лидером кассовых сборов. "Для господдержки в Литве в приоритете проекты, в которых есть копродюсер из заграницы", - говорит Донатас. О своем опыте создания проекта с зарубежными партнерами он также расскажет в рамках в рамках Kiev Media Week 2015, выступая спикером конференции "Кинобизнес".

- Украинские производители сериалов говорят, что без российского рынка сложно добиться окупаемости проекта. Но при этом Литва производит сериалы с ориентацией только на отечественного зрителя, и ее внутренний рынок намного меньше. Как это удается?
-  Да, они выходят для внутреннего проката. Можно дискутировать по поводу уровня этих сериалов. Но, чем дальше, тем лучше они становятся. Началось все с мыльных опер, а потом уже появились в том числе и криминальные сериалы, с достаточно высоким уровнем, и они уже могут конкурировать, например, с немецкими сериалами. О российских сериалах, которые далеко ушли, я не говорю.

Сериал на литовском языке, в принципе, очень сложно продать на другой рынок. Это возможно только при очень хорошем уровне проекта. Например, сейчас во всем мире популярны турецкие сериалы, Литва и Украине – не исключение. Но я сомневаюсь, что в литовских условиях можно достичь такого уровня, так как наше телевидение не вкладывает таких денег. Но тем не менее, люди работают, стараются, их уровень растет. 

- А за счет чего? Дело в бюджетах или просто квалификация выросла? 
- Чем больше люди работают, тем больше получают опыта. Другое дело, что часто продюсерская компания производит не один, например, а 6 сериалов одновременно. Когда работает большой конвейер на ресурсах экономят, и сразу шесть сериалов дешевле делать, чем один.  Лично я предпочитаю работать с кино. В случае с телепроектами, риска, конечно, меньше, но и диктата больше.

- А сколько сейчас стоит серия в Литве? Еще недавно у нас говорили о $50 тыс за серию, сейчас, говорят, что и $20 тыс уже много…
- Я не знаю вашего рынка, сколько получают актеры и персонал на площадке. Но в Литве за $50 тыс можно сделать хорошего уровня сериал, это точно.

- В Литве сериалы заказывают и оплачивают телеканалы. И сколько раз нужно показать сериал, чтобы он окупился? 
- Реально в Литве два больших канала – ТВ-3 и LNK. Есть государственный канал, и есть один небольшой канал, который принадлежит большому холдингу Lietuvos Ritas TV. Если телеканал заказывает сериал, то он и показывает по своим каналам (у каждого из них есть нишевые маленькие канальчики, например, у ТВ-3 есть ТВ-6, еще ТВ-8 и т.д, - одни для женщин, другие – для мужчин, третьи– для детей). 
За последние два года у нас развились интернет-сайты  каналов, ТВ-3 Play, например, где тоже можно посмотреть те же сериалы, что и в телеэфире. И семьи, которые не пользуются ТВ, смотрят по Интернету интересные сериалы, и при этом – смотрят и рекламу, которая там транслируется. Это как бы такая новая волна, потому что в принципе люди уже переключаются немножко на другой…

- Формат? 
- Да: живут не с телевизором, а с компьютером. Например, мои родители смотрят телевизор. А у нас телевизор дома есть, но телевидения нет. Мы принципиально его не подключали, потому что думаем, что это съедает слишком много времени для нас и для наших детей. Мы больше пользуемся интернетом, но все равно хорошие сериалы смотрим на ТВ-сайтах, пусть и с рекламой каждые 15-20 минут. Все легально - нелегальных вещей мы стараемся не использовать дома.

- Существуют ли в Литве льготы от государства для телепроизводителей?
- Конечно, существуют. Например, если мы хотим сделать сериал про историю Великого Литовского княжества, который, соответственно,  будет дорогим (исторический сериал - это костюмы, массовка, кони и т.д), и он будет интересен для всех литовских поколений, то такой проект поддержит государство.
А если делать мыльную оперу, то рассчитывать на государственную поддержку, извините, уже чресчур. Для этого проект должен иметь, как минимум, соответствующую тематику…

- Быть социально значимым… 
- И соответствовать государственным и общественным интересам. Например, есть у нас телевизионная программа «Дети тысячелетия»: интеллектуальное соревнование детей, которые отвечают на всякие вопросы. Передача интересная в том числе и для меня, и для детей, и для старшего поколения. Она повышает мотивацию детей учиться, узнавать новое. Такая программа получает государственную помощь, и это правильно. Если бы это было аналогичное развлекательное шоу со взрослыми людьми, которые бы отвечали на более сложные вопросы – никакой воспитательной функции оно бы не несло. 
Если у нас есть, например, 10-ти летний план, направленный на повышение образовательного уровня детей, то мы должны на эту тему сделать какие-то передачи, сериалы, фильмы, а государство поддержать именно за наличие в них «эдукационного зерна».  Тоже самое, если речь идет о социальных проектах против алкоголизма, наркотиков…

- У нас сейчас идет активная дискуссия о том, должно ли государство тратиться на коммерческие каналы.
- Рейтинги государственного телевидения и коммерческого очень разные. И выходит так, что воспитательную программу на коммерческом канале будет смотреть большее число людей, чем на государственном, даже если она не в приоритете у его аудитории. Конечно, в идеале, иметь хороший государственный канал, с рейтингами как у коммерческого, тогда все вопросы привлечения зрителей решаются по-другому.

- Поговорим о кинопроизводстве в Литве. Как насчет государственной поддержки? 
- У нас есть поддержка от государства. Если мы возьмем «Занесло» (Redirected), - фильм более коммерческий, мейнстримовый, совсем не артхаус, то он не вышел бы в свет без государственной поддержки. В принципе, система у нас пока еще такая, что если ты получил государственную поддержку, ты ничего не должен возвращать. Я думаю, что это не совсем правильно и проекты, которые зарабатывают, должны были бы какой-то процент вернуть в государственную казну. Но Redirected через НДС и другие налоги вернул бюджет, который он получил от государства. Я думаю, это хороший знак. 

Конечно же, когда ты получаешь деньги на производство, это в принципе уже хорошо, потому что ты можешь призводить фильм… Ты не знаешь, будет ли он очень хороший или просто хороший, или очень плохой, в конце концов. В кинопроизводстве есть много маленьких деталей, из которых получается кино, и если что-то не сработает, можно потерпеть фиаско. В нашем случае все получилось очень благополучно. Так что существующая у нас система - хорошая, но в ней еще есть что улучшать.

- У вас есть налоговые льготы для кинопроизводителей? Можете рассказать о них подробнее?
- У нас работает с начала прошлого года так называемые «такс инсентивс». В двух словах это не объяснишь – надо рисовать.  В бюджете кино может быть 20% частного капитала, который потом получает через налоги выплату в 11% от внесенных в кино средств. Это должна быть не инвестиция, а именно спонсорство.  Из этого спонсор зарабатывает 11% через налог на прибыль.

- И эта мера активизировала процесс? Стали больше снимать?
- Это стало очень популярным у местных предпринимателей, - они даже сами ищут проекты. Льгота касается не только нашего национального кино. Если приедут, например, киношники из Украины к нам снимать, они тоже будут пользоваться той самой льготой и могут получить инвестицию от местных предпринимателей.
Конечно, это нововведение тоже надо пиарить, чтобы заграничные кинокомпании узнали. Но я думаю, через год-другой, к нам будут больше приезжать на съемки. Потому что цены у нас довольно низкие, и закон работает довольно неплохо.

- Три назад литовский исторический фильм «Тадас Блинда» обошел в кинопрокате «Аватара». Для Украины такое звучит удивительно.
- «Тадас Блинда» собрал 3 млн литов, а потом  вышли на первое место мы с «Занесло»: два проката, две премьеры и 5 млн. литов (это 1.5 млн долларов) сборов. Как видите, сделать успешный прокат внутри страны и обогнать американские блокбастеры – возможно. Это вопрос пиара и рекламы, качества фильма, угадывания желания зрителя. Я слышал, что в Украине слишком мало кинотеатров и слишком много зрителей, которые хотели бы кино посмотреть. На данный момент вам нужно решить проблему инфраструктуры, потому что 45 млн. жителей – это не мало, и из этого можно кинематографистам «копейку лепить». 
Это все комплексная проблема. Если вдруг получится так, что вся страна перестанет воровать, тогда может заграничные инвестиции они тоже придут. У нас самая большая группа кинотеатров – ФОРУМ СИНЕМАС - пришла из Финляндии, и в каждом большом городе есть по кинотеатру этой группы. Есть еще независимые кинотеатры. Из всего этого получается хорошая конкуренция, и зритель доволен качеством. У нас это легко, потому что у нас всего пять больших городов. Электронная система не позволяет кассиру воровать деньги из коворка.  Приходя в кинотеатр, дистрибутор понимает, что его не будет обкрадывать директор кинотеатра, кассир или там еще кто-то. Это вполне возможно сделать в Украине, и не знаю, почему еще не осуществилось. Думаю, это вопрос времени.

- Исходя из вашего опыта, какие проекты наиболее привлекательны для коопродакшена? 
- Англоязычные проекты. По жанрам трудно сказать: где-то популярны одни, где-то - другие… Но однозначно - это англоговорящее кино и, конечно, анимация. Она сейчас очень популярна.

- На примере "Занесло" - в чем отличия подходов продюсеров литовских и британских?
- Мы работали с радостью, и мы  очень хотели сделать этот проект, а для английских продюсеров это был очередной проект, они не придавали ему большого значения.

- А как вы искали копродюсера: это был питчинг, личные контакты?
- Был очень сложный процесс, потому что литовское кино не очень известно в мире. Западные продюсеры его не знают, не понимают, что можно сделать, в каком качестве и т.д. Было сложно найти копродюсера, но чтобы получить государственную поддержку, он был нам очень нужен. У Киноцентра Литвы (аналог Госкино - ред) в приоритете те проекты, в которых есть копродюсер из заграницы. И в случае с «Занесло» мы нашли. К сожалению, продюсер оказался не самым лучшим, но это уже другой вопрос. Нам нужно біло гораздо больше поддержки от этого копродюсера в дистрибуции, в кастинге и т.д.

- Совместный украино-литовский проект – возможен? Давайте пофантазируем, каким бы он мог быть.
- Конечно, возможен. Наверное, самый простой вариант, который приходит в голову - это нечто из общей истории. Но я думаю, что на сегодня есть и более интересные темы, например, про Донецкий аэропорт или что-то из новейшей истории можно делать - хороший боевик получился бы. К тому же сегодняшние события в Украине - на топовых полосах литовских газет. 
 Просто найти надо какую-то совместную идею, которая интересна была бы и для той и другой стороны. И не обязательно идея должна быть политической, это может быть какая-то социальная, социально-значимая, понятная обеим странам.

- На МБ мы делали опрос руководителей украинских продакшенов, и большинство сходится в мнении, что время для художественного переосмысления все еще продолжающихся событий придет чуть позже. А пока – есть риск попасть под конъюнктуру…
- Да, я согласен.  У нас в 1991 году танки ехали на мирных людей, и в прошлом году сделать художественный фильм об этом, но он такой получился… Понимаете, большая половина людей участвовала в этом и знает, как все происходило. И когда они видят, что в массовке 200 человек вместо 100 тысяч, они говорят, что это неправда. И танк не совсем такой, какой там подъезжал. Люди просто лучше знают, и в фильме не создается иллюзия, которая должна создаваться. Возможно, с Донецким аэропортом получилось бы тоже самое, потому что многие знают, как это происходило на самом деле. 

- В Украине, да и не только, говорят о дефиците качественных сценариев. Вы тоже с ним сталкиваетесь?
-  Конечно. Всегда мало хороших талантливых людей, мало денег и женщин (улыбается). Я думаю, те же проблемы были в Древнем Египте: мало сценариев, мало талантливых людей. Это нормально, это везде так. И талантливые люди - они обычно нарасхват. 
Сейчас мы живем в глобальном мире: и сценариста, и режиссера можно взять из другой страны.  Это Россия сейчас закрывается, но вы же - на другой стороне железного занавеса, смело можете взять сценариста из Британии, Португалии, главное чтобы он говорил на языке, понятном для режиссера, продюсера и другого сценариста, чтобы не тратить много денег на переводы.
Мы сейчас развиваем один проект, который пишет русская сценаристка, а режиссер – литовец. Есть другой проект, который пишет литовский сценарист с литовским режиссером, но он будет на английском языке, и его консультирует англичанин-автор диалогов. Конечно, мы тратим деньги и время для переводов, потому что режиссер не говорит свободно на английском языке, но из этого получается вполне нормальный интернациональный продукт.

- А в прокате он будет на английском или с дубляжем?
- В Литву, как и к вам, большинство фильмов приходят из Голливуда. Все они на английском языке и субтитрированы на литовский.  Если это фильм Педро Альмодовара, на испанском, у него уже меньше шансов.  Все привыкли к английскому,  - слушают, понимают, а читают только в тех местах, где очень сложно. А вот на испанском языке, ты должен все читать, и это уже не так интересно смотреть. 
Дублируют у нас только анимацию, и она, конечно, собирает самые большие кассы. У вас, возможно, зритель еще не настолько знает язики, но это вопрос времени. Потребность должна такая вырасет. Мы все хотим слушать оригинальный звук, понимать оригинальные нюансы, а не то, что переводчики придумали. И когда будет большая часть людей, которые понимают по-английски, они будут просить об этом.

 

 

Ярослава Наумова   








Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter