Ноябрь 19, 2017
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Главная
Октябрь 27, 2015

Влад Ряшин: Украинский ТВ-рынок – это дерево, на суку которого сидит группа товарищей и соревнуется, кто быстрее его отпилит

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

В рамках спецпроекта "Кухня сериала" своим мнением о законодательных инициативах и их влиянии на телевизионный рынок, бюджетной составляющей украинских сериалов, окупаемости, господдержке, копродакшене и российских инвестициях, эволюции сериальной индустрии и зрительских предпочтениях с МедиаБизнесом поделился председатель Совета директоров, основатель и генпродюсер группы компаний Star Media Влад Ряшин. "Запретами на другой продукт, свой не создать", - утверждает он и призывает "прекратить спекуляции, популизм, внутреннюю «грызню» и принять мораторий на любой запретительный законопроект". По словам Ряшина, экспертную комиссию при Госкино необходимо срочно реформировать, а новый законопроект о господдержке кино – великолепная инициатива, которая наконец-то объединила всю индустрию. В ближайших планах Star Mediа - англоязычные проекты, запуск в кабеле собственных платных каналов и вывод  в отдельное направление полнометражных анимационных фильмов

 

- Как бы Вы оценили происходящее в сегодня в отечественном кинопроизводстве?
- Моё видение процессов, которые происходят в телевизионной и производственной индустрии формируется, исходя из 25-летнего опыта на телевидении и в кино, в том числе десятилетней работы на телеканале «Интер» и уже почти десятилетней (будет в январе 2016-го) истории компании Star Media. Поэтому, наверное, я могу говорить и с точки зрения производства, и с точки зрения бродкастинга, и с точки зрения опыта. Еще до начала всеобъемлющего кризиса, связанного с известными событиями, начало складываться ощущение, что украинский телевизионный рынок – это дерево, на суку которого сидит группа товарищей и соревнуется, кто быстрее его отпилит.

- В чем именно «пиление сука» заключается? 
- Сначала неадекватная борьба медиа-групп друг с другом привела, с одной стороны, к демпингу на рекламном рынке, а с другой – к завышению цен на сделки по контенту. 
Дальше наступили известные события и на сук забрались другие деятели, которые начали активничать. Европейская конвенция о трансграничном вещании была ратифицирована Украиной и чётко объясняет, какой контент запрещён к показу: пропагандирующий насилие, экстремизм, порнографию, расизм и призывающий к свержению конституционного строя. Кроме этого, Госкино, учитывая реалии, запретило показ сериалов и фильмов, пропагандирующих российские силовые структуры и вооруженные силы, где это действительно уместно. В этой ситуации закон о запрете российских сериалов был не обязателен. Он точно не приближает нас к Европе и демократическим ценностям. В итоге, запрещено всё – и плохое, и хорошее – и такие фильмы, как «Левиафан», «Дурак», «Орлеан», являющиеся мощной артхаусной сатирой, обличающие тотальную коррупцию, двуличность власть имущих, что актуально, кстати говоря, и для Украины. Да и другие жанры: драмы, комедии. 
Дальше больше – на полном серьёзе в Минкульте рассматривают возможный запрет на все фильмы с участием Жерара Депардье, – а это под 300 фильмов, в том числе классика французского кинематографа.
Сразу скажу, я за то, чтобы украинского кино и сериалов было больше, и они были качественными, но запретами на другой продукт, свой не создать. Более того, кто хорошо учил историю, знает уроки прошлого. В итоге, рождается мощная цензура, которая начинает влиять на любой контент, в том числе и украинский, и естественным образом может породить коррупцию. Теперь еще и в этой сфере. И уже есть прецеденты запрета украинских сериалов.

- Но есть же ограничения на «агитацию», «пропаганду» силовых органов и т.п. Вам вменяли что-то из этого списка?
- Скажу откровенно, что для нашей компании и для меня как продюсера, для наших режиссёров, сценаристов, всего коллектива всегда во главе угла была история, тема. Никогда в жизни мы не занимались «чернухой», порнухой, пропагандой, в том числе каких-либо спецслужб. 
К сожалению, этот закон и всеобщая некая истерия породили прецеденты запретов фильмов, которые совершенно этого не заслуживают. А некоторые решения экспертной комиссии вызывают просто недоумение, так как запрещают те или иные фильмы, закладывая в них искаженные смыслы, противоположные от их действительного содержания.
Следующий вопрос: состав экспертов, которые принимают решение, что смотреть десяткам миллионов зрителей, а что нет. Комиссия должна состоять из экспертов суперпрофессионалов в кино и телевидении, потому что они решают судьбу результата огромного труда, они должны чувствовать ответственность и соответствовать ей. Этот институт необходимо срочно реформировать. Раз он уже есть, то должен состоять из профессионалов кино и теле индустрии. Можно выбрать любых из 150 членов Украинской телевизионной Академии, члены которой являются жюри национальной премии «Телетриумф» и действующими профессионалами, развивающими индустрию. Например, Александр Роднянский, Роман Балаян, Кира Муратова, Сергей Лозница Ада Роговцева, Виктор Мережко, Мирослав Слабошпицкий, Сергей Созановский, Александр Богуцкий, Владимир  Бородянский, Юрий Минзянов и ряд других действующих авторитетов. К их мнению любой бы прислушался.  

- У Вас есть видение, что можно было бы предпринять для стимулирования украинского продукта?
- Я беседовал с большим количеством производителей и руководителей фильмофондов из различных стран. И, конечно, все они считают, что поддержка и рост производства достигаются не запретительными мерами, а мерами совсем иного характера.
Из хорошего. Недавно телеканалы и продакшн-компании объединились, причем объединились вместе с Госкино, вместе с Правительством в инициативу под названием #КiноКраїна и наняли аудиторскую компанию Ernst & Young которая провела исследование: а как построена поддержка в различных европейских странах и как это влияет на инвестиции в кинопроизводство, на количество снимаемых проектов и, главное, на возврат денег в экономику страны. 
По итогам этого исследования была проведена большая презентация – пресс-конференция где Ernst & Young проанализировал опыт Великобритании, Чехии, Венгрии и целого ряда других стран, порекомендовал механизмы, поддерживающие и привлекающие инвестиции в кинопроизводство страны как для местных, так и зарубежных кинокомпаний. При этом, показал принцип так называемых «рибейтов»: это программа финансовой поддержки кино, гарантирующую возврат определенного процента производственного бюджета и расходов на подготовку к съемкам для проектов, снимающихся на территории страны. 
Иными словами, это привлекает инвестиции в кинопроизводство именно на территории этой страны. И на каждый возвращенный зарубежному инвестору доллар, на каждую возвращенную гривну, в экономику возвращается уже в 3-5 раз больше за счет прихода инвестиций на весь проект. А это и заработные платы, и рабочие места, и гонорары, и отели, и аренда транспорта, и аренда техники (свет, звук, технологии) и налоги. По итогам этой презентации, а на ней был и вице-премьер Кириленко, и народные депутаты, и члены Нацсовета, совместными усилиями юристов Госкино, производителей и медийных групп подготовлен и подан взвешенный новый законопроект, в котором заложены реальные механизмы как прямой государственной поддержки – субсидии, совместное инвестирование, - так и реальные механизмы возврата производителям части понесенных квалифицированных затрат на производство фильмов, которые прошли, так называемый, культурный тест. И разработку принципа этого культурного теста, где не надо было изобретать велосипед, в мире это все давно придумано. 
В этом законопроекте так же предусматриваются действенные механизмы развития кинодистрибьютерской сети, эффективные методы борьбы с пиратством в сети интернет, о котором почему-то вообще никто не говорит в последнее время. 
Предлагается рекламу национальных фильмов считать социальной рекламой для продвижения украинского кино, становится абсолютно прозрачной система механизмов государственной поддержки кинемотографии и определения размера защищенных статей государственного бюджета за счет которых будет осуществляться финансирование кинопроизводства. Т.е. здесь отражена комплексная программа, а главное - это создание механизмов, которые создадут привлекательные условия для производства в Украине и инвестиций.  
Новый законопроект – великолепная инициатива, которая наконец-то объединила всю индустрию. Но есть, правда, законопроект с таким же названием и от народного депутата Николая Княжицкого, который является Председателем профильного комитета Верховной Рады по вопросам культуры и духовности. Его главная идея - заставить лотереи платить деньги во вновь созданный национальный киноинститут и таким образом через деньги лотерей поддерживать кинопроизводство. Может идея с лотереями и имеет право на жизнь, я не знаю. Но законопроект от индустрии, разработанный комплексной работой сотен людей, десятков компаний, государственных органов, которые наконец-то объединились, является более комплексным и многогранным законом для создания прозрачных правил игры, потому что он учитывает разные мнения и производителей, и прокатчиков, и предусматривает рабочие и понятные механизмы регулирования.

- Но в принципе, законопроект Княжицкого можно дорабатывать?
- Нет, это два разных закона. Мы надеемся, что профильный комитет и его глава разберутся и поддержат законопроект от индустрии. 
Несколько слов о распределении господдержки. В этом году выделяется 165 млн гривен на поддержку украинского кинематографа. Это порядка $7 млн. По большому счету, за эти деньги можно снять в лучшем случае два-три неплохих фильма. Понятно, что этих денег мало. На мой взгляд, Госкино должно выступить с предложением к крупным компаниям - лидерам на рынке, таким как мы, Film.ua, к каналам, которые хотят снимать и поддерживать украинское кино, чтобы они добавили к тем $7 млн еще столько же. Уверен, компании поддержат такую инициативу. А это уже будет $14 млн, на которые можно снять шесть-семь «крепких» проектов с дистрибьюторским потенциалом. Что толку брать количеством и поддерживать пятьдесят проектов сразу? А вот качественные шесть-семь фильмов в год могут в корне изменить ситуацию с украинским кино уже в горизонте 5 лет. Крупные компании будут отвечать своей репутацией и позицией на рынке за результат. В случае каких-либо проблем, эти компании уж точно вернут деньги в бюджет. Они не исчезнут. В текущей экономическо-индустриальной ситуации этот выход мне видится единственным.
Я считаю, что крайне важно закончить игры под названием «кто больше патриот» и вспомнить о том, что качественные украинские сериалы и качественный украинский телевизионный продукт были всегда. Если вспомнить новейшую историю украинского телевидения, кто в 2000-ых задавал моду в новогоднем эфире как украинских каналов, так и российских? Наши украинские мюзиклы: «Золушка», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Сорочинская ярмарка».

- Следует признать, что сериалы, снимаемые украинскими продакшенами, были унифицированными под реалии территории от Чопа до Владивостока... 
- Американские мейджеры снимают унифицированный продукт для всего мира и зарабатывают со всего мира. В начале 2000-х, когда стали появляться украинские сериалы, - в «Дне рождения Буржуя», в «Европейском конвое», в «Исцелении любовью» и во многих других проектах, как, кстати говоря, и в нашем новом фильме «По законам военного времени» или «Маэстро» (который мы сейчас снимаем в Одессе), или в нашем «Шулере» - действия происходят оправданно и осознанно в Украине. Но вы правы, стали сниматься и более универсальные и унифицированные истории. Но при этом, все равно, украинские истории были. Мы их снимали, другие компании, телеканалы. В общей массе их просто меньше, но они были и есть. И создавались они, опять же, как бизнес-модели, с возможностью продажи на другие рынки сбыта, дабы привлечь больше денег в бюджет фильма. Чтобы инвестировать в качество.

- А другие бизнес-модели возможны?
- Возможны, но проекты, ориентированные только на внутренний рынок, сильно ограничены бюджетом.
Уникальность украинского рынка была в том, что украинские компании и каналы могли за счет других рынков сбыта (Россия, Казахстан, Беларусь, страны Балтии) заниматься бизнес-планированием дальнейших продаж, вкладывать в производство в Украине значительно большие средства, чем могли бы это делать, оперируя только внутренним рынком. Интерес к нашему продукту на других территориях, собственно, и позволил снимать более качественный продукт. Посмотрите, например, на ситуацию в Хорватии, Сербии, Словении, Словакии, Черногории, Чехии, Венгрии, Румынии и даже в Польше: там в сезоне собственных премьер единицы! В основном, мыло. Все остальное — зарубежный контент, как правило, американское кино и сериалы. Мы этого хотим? Тезис о мощном копродакшене с Польшей – утопия. Поверьте мне, мы сделали один из лучших по рейтингам за десятилетие сериал в эфире Польши – «Анна Герман». И я знаю цифры. В копродакшене с ними возможны только разовые проекты.
На конференции «Телевидение как бизнес», которая проходила в рамках Kiev Media Week мне задали вопрос, можно ли за $30 тыс снять качественный продукт. Да, можно. Как у Жванецкого в известном монологе про больницу - медсестрам, нянечкам, докторам, сиделкам, поварам, уборщицам и другому обслуживающему персоналу лучше платить, но можно этого и не делать, если вас не интересует результат. Так и здесь. Точечно какие-то истории могут выстрелить: за счёт уникальности, за счет точного попадания, за счёт, в конце концов, идентификации или спроса аудитории. Сейчас, действительно, запросы на украинский продукт выросли, что хорошо. Но для того чтобы это сделать трендом, нужно создавать условия, чтобы постепенно каналы и продакшн-компании могли инвестировать больше средств в качество, поскольку бюджет в 30 тысяч качества не даст. И зритель начнет искать более качественный продукт в других точках доступа. Сегодня мы все видим количество спутниковых антенн на стенах домов, элементарный доступ в Интернет.

- На первой пресс-конференции в рамках Kiew Media Week Владимир Бородянский и Виктор Мирскийозвучили мысль, что без российского рынка нам не выжить вообще, и если мы не будем работать с Россией, мы не сможем производить, покупать и тому подобное. Действительно ли это так или возможны нюансы в этой истории?
- Зритель привык к определённому качеству и определённому количеству контента. Да, он будет продолжать смотреть украинские каналы, которые будут ему показывать украинские премьеры. Однако, если они не смогут показывать качественный контент, аудитория уйдет. Да, возможно, новости будут смотреть на наших каналах, но другой контент возьмут из других источников — уйдут к «пиратам» в Интернет, и так далее...

- То есть для осуществления ваших кинопроектов крайне необходимы российские инвестиции.
- Всё зависит от проекта. Сейчас у нас в производстве несколько проектов, продажа которых в Россию маловероятна, а есть и много других, которые, я надеюсь, будут проданы в разные страны, в том числе в Россию. Кроме этого, мы снимаем наш первый англоязычный сериал для продажи во всем мире.

- Украинский телепродукт, который сделан исключительно для Украины, не может быть окупаемым? 
- Сегодня качественный продукт, сделанный только для украинского рынка, конечно, нерентабелен. И не может окупиться в ближайшие годы. Из-за мощнейшего падения рекламного рынка и девальвации валюты, из-за общей ситуации в экономике.

- И только продолжая работать с россиянами, можно зарабатывать деньги и вкладывать их в продукт, который априори нерентабелен?
- Я бы сказал по-другому - с внешним рынком. В 2001 году мы с моими коллегами по Правлению телеканала «Интер»  пришли к акционерам и сказали: «Мы считаем важным попробовать инвестировать значительно больше денег в контент чем мы можем себе позволить (тогда речь шла о $100 тыс на первый наш мюзикл «Вечера на хуторе близ Диканьки»). «Зачем?» - спросили акционеры. – «Потому что мы считаем, что этот проект будет продан  в другие страны, и мы деньги вернем, но пока мы не сделаем, никто нам не поверит». В результате мы продали, окупили и заработали. И деньги вложили в следующий мюзикл, а потом и в сериалы. Так и сейчас, в принципе. Нужно думать о разных рынках сбыта.

- В отношении российских проектов звучала оценка $300 тыс за серию - мне кажется это космические цифры... Ведь в России тоже просел рекламный рынок.
- Сейчас уже космические. Раньше это была средняя цена. Конечно, объем производства сильно сократился, в разы. Рекламный рынок уменьшился. Ситуация тоже крайне не простая. Закупочные бюджеты каналов снизились.

- А насколько снизились? До $150 тыс? Просто интересно для понимания.
- Каналы стараются держать ту же цену в рублях что и раньше, в долларах это уже другая цифра, но количество покупаемых ими проектов сильно уменьшилось.

- То есть, нашим продакшнам сотрудничать с российскими тоже стало менее выгодно: с одной стороны — это необходимая поддержка, с другой стороны — это тоже уже не те суммы.
- Для наших продакшнов сильно выросла конкуренция, потому что и российских компаний достаточно.

- А вот в Литве 3 миллиона населения, но вместе с тем, они снимают какие-то дешевые проекты для внутреннего рынка, и более того, у них лидеры последних лет по кинопрокату — два литовских фильма. В чем причина этого феномена? У них в телепрограмме я встречала “Ликвидацию”, но вместе с тем тамошние прокатные фильмы популярнее для зрителя, чем американские блокбастеры…
- Всегда локальные истории – актуальны и популярны. Значит, не запреты являются двигателями рынка, а создание условий для производства. Это, наверное, разумная господдержка. Давайте называть вещи своими именами: даже при небольшой господдержке в прошлом всегда было больше половины компаний и проектов под названием «кооператив.отмыв». Все предыдущие руководители пытались с этим бороться. Вроде нормальные, адекватные люди, но так получалось. Первый фильм, который окупил себя и вышел в серьезный прокат не только в Украине, «Незламна». Можно вспомнить «Восток-Запад» Александра Роднянского, но я не помню, была ли там господдержка.
Другой пример. В России учредили Фонд кино и изменили в корне систему господдержки, определив компании-лидеры. И реально изменилась ситуация. Поэтому подобный опыт совершенно спокойно может быть применен в Украине и это может дать результат. 
Повторю, нужен логический поворот — прекратить спекуляции и  популизм, внутреннюю «грызню», принять мораторий на любой запретительный законопроект и, наоборот, взять курс на созидательные инициативы. Для того чтобы прекратить спекуляции с выдачей прокатных удостоверений, учредить балльную систему или систему культурного кода, но обязательно пройти ее аудит у серьезного международного консультанта, изменить состав экспертов при Госкино. Далее - законодательные инициативы на тему «рибейта», борьбы с пиратством. Многое из этого есть в консолидированном законопроекте от индустрии. Прошу депутатов его поддержать.

- О «рибейте» - возврате потраченных на кинопроизводства - говорили на KMW постоянно...
- А Великобритания в это время внедрила 25% rebate и на Венецианском кинофестивале это презентовала. И Норвегия совсем недавно.

- Существует дискуссия: должно ли государство финансировать телепроизводство, ведь наши каналы принадлежат не государству. Как Вы полагаете?
- У нас рынок 2001 года в своём денежном выражении, а зритель — 2015-го. Вот и разрыв. В данной ситуации государство может поддерживать не владельцев, а конкретно проекты. Речь же идет о субсидировании в проекты. Если государство найдет возможность финансово это делать — хорошо, если нет — и не надо, тоже не проблема. Во многих странах есть освобождение от уплаты НДС, считаете нужным — давайте примем такой законопроект, поддержим отрасль. Нет — не надо. Но нужно за счет системы «рибейта», за счет конкретных правил игры, которые больше не меняются популистами, дать индустрии сигнал что можно и нужно двигаться.
Сейчас страшная ситуация: профессионалы уезжают. Они хотят снимать серию не за 2-3 дня, а снимать 3-5 минут в день и едут туда, где эти условия дают. Поэтому, тут еще важно дать посыл рынку, индустрии: ребята, спокойно, сейчас опять все начнет расти — экономика, даст Бог, потихонечку начнет подниматься, закончится война, рынок начнет расти, государство законодательно подкрепляет инвесторов, которые приходят в страну, каналы и производственные компании стараются инвестировать за счет других рынков сбыта в свой контент, вкладывают совместно с государством в украинское кино. И тогда, действительно, все начнет подниматься. Сейчас же ситуация очень сложная.

- А как меняются предпочтения зрителя в целом? 
- Во-первых, развивается кино- и телепроизводство во всем мире. Начнем с того, что многие американские звезды кинорежиссуры, да и актеры идут в сериалы, потому что сериалы становятся формой нового кино. Потому что прокатное кино все больше уходит в сторону чистого «энтертеймента и аттракциона». Кассу собирают не драмы, а «аттракционы». И наоборот: платное и бесплатное телевидение, Netflix, HBO и другие инвестируют в дорогой сериальный продукт, каждая серия которого превращается, по сути, в качественное многосерийное кино. Конечно, туда с удовольствием идут и актеры, и режиссеры, более того, серьезные истории идут именно туда. Потому что серьезные истории не интересны сейчас кинотеатрам. Их не расскажешь языком «аттракциона». Происходит расслоение аудитории. Все зависит от истории: если история сильная, рассказана в сериале языком настоящего кино, то зритель будет ее смотреть. Это многосерийное кино и, конечно, требует бюджета. Понимаете важность его развития?

- Насколько меняется украинский зритель сегодня? Есть ли предпочтения военного времени?
- Зритель меняется по двум глобальным причинам: это рост качества и количества предложений подобного жанра в мире, что подтягивает и все остальные локальные рынки, а во-вторых, зритель меняется в конкретном регионе в связи с теми событиями, которые там актуальны, культурными традициями. И эти проекты, которые ориентированы на острую актуальность в данный момент времени будут, возможно, очень популярны и всегда крайне востребованы зрителем. Но это не означает, что зритель будет смотреть только их. Конечно, он хочет всю палитру разных жанров. 
«Вечные» темы также интересны зрителю: комедии, мелодрамы, драмы, истории, которые задевают «за живое» и заставляют зрителя сопереживать и «проживать» истории. И не важно, в какое время это было, когда и с кем. Есть остроактуальные темы, а есть — «вечные», поэтому — и то, и другое будет всегда.

- С одной стороны зритель вроде бы хочет видеть то, что не диссонировало бы с тем, что сейчас происходит, с другой стороны, устал от новостей и хочет уйти в какой-то иной мир. Вы ощущаете такое противоречие? 
- Я думаю, что какая-то часть общества готова и хочет смотреть что-то социальное и актуальное. БОльшая часть общества, мне кажется, устала от окружающего пессимизма и требует как раз отдохновения и позитивных эмоций.

- Ваш продакшн мог бы снять фильм об АТО? Каким бы он был? Буковский когда-то сказал, что он не снимал бы по окопам, а снял бы госпиталь...
- Сейчас это тема больше для публицистики, новостей и документалистики. Для игрового кино нужно больше времени для переосмысления.

- Но вот в литературе сейчас бум – книги про Иловайск, Донецкий аэропорт…
- Как ни странно, с точки зрения литературы это может быть. Это может быть и на телевидении, наверное, но в определенном жанре. Не исключаю, что это будет снято и в кино.

- Чем сейчас занята Star Media, какие проекты в стадии производства, замыслов?
- Мы подошли к серьезному и дорогому эксперименту – снимаем наш первый сериал на английском языке «Мата Хари» — 12-серийную биографическую драму, сагу о жизни легендарной женщины Маргареты Зелле известной всему миру под именем Мата Хари. Ее называли великой танцовщицей, известной куртизанкой, соблазнительницей богатых и облеченных властью, шпионкой, двойным агентом. Ее жизнь одновременно увлекательна и трагична. А проект «Мата Хари» уникален не только для нашей компании, но и для всей отрасли — настолько он сложен и амбициозен. 
И он действительно оказался международным, так как над созданием картины работают специалисты из Франции, Америки, Украины, России, Португалии. Режиссерами проекта выступают Деннис Берри (ранее создавший «Хлою», «Горца», «Звездные врата ЗВ-1») и Джулиус Берг («Фалько», «Профилирование»). В составе актеров: Джон Малкович, Рутгер Хауер, Кристофер Ламберт, Ошин Стак,  Виктория Исакова, Максим Матвеев, Ксения Раппопорт, Светлана Ходченкова, и другие. Роль Мата Хари досталась французской актрисе Ваине Джоканте, известной своими лучшими работами в фильмах «99 Франков»  и «Распутник». Все это добавляет уверенности, что наша «Мата Хари» будет интересна зрителям большому количеству стран. В планах широкая международная дистрибуция фильма в которой нашим партнером выступает компания Red Arrow.
И дальше у нас целый ряд проектов с прицелом на международный рынок. В том числе очень интересная история под названием «Анна Византийская» (та самая, которая стала женой Владимира).

- Это художественный фильм?
- Да, игровой сериал — 12 серий, на английском языке. В первую очередь, это история с византийской экзотикой. Анна — в центре тех интриг и тех событий, которые происходят в Византии, которые приводят к тому, что она вынуждена обратиться за военной помощью к Владимиру, а Владимир выдвигает условия…

- Будут задействованы иностранные актеры?
- Международные, конечно. В «Мата Хари» у нас снимаются россияне, украинцы, европейцы, израильтяне, американцы. Так и здесь.
Еще один наш проект – «София». По мотивам биографии реальной женщины, гречанки по происхождению, мать которой продала ее польскому послу на рынке в Стамбуле в середине 17 века. О женщине, которая затем была вхожа  в королевские дома Франции, Пруссии, Австро-Венгрии, Польши и России, которая была шпионкой, любовницей и женой сильных мира того, а в Украине известна как София Потоцкая. Заложенный ею парк Софиевка в Умани и по сей день популярен у украинцев. Это будет большой международный проект.

- То есть Вы "рубите окно" в Европу? Делаете это за свой счет или в копродакшене?
- Мы инвестируем в девелопмент, финансируем и ищем партнеров по всему миру. Мы говорим об этом и с Red Arrow, и с Warner Brothers, и с Fox, и с Disney, и CBS, и FremantleMedia, и с другими производящими и дистрибьюторскими компаниями. Они все знают об этих проектах,  знают о «Мата Хари», все ждут, что у нас получится.
Следующий проект еще более амбициозен. Сериал «Шёлковый путь», время действий — первый век до н.э., а место – древний Китай и другие древние царства. Приключения, любовь и магия. Все проекты на английском языке.
Еще один проект – «Пункт назначения – Марс». Действие разворачивается в 30-х годах нашего столетия, в будущем. Пишет сценарий французский автор, собственно, нашими сопродюсерами являются французская компания MakingProd и польская Synergy Group.
Конечно, нам нужна инвестиционная поддержка. Снимать целиком за свои деньги — это тяжело и больно. Конечно, хочется их подтягивать из разных рынков. И мы серьезно продвинулись в этом направлении.

- Про англоязычные проекты мы услышали. Что еще снимаете? Меняете ли направленность, акценты, время истории? 
- Мы продолжаем много снимать в Украине. Сейчас в Киеве снимаем проект «25-й час» по немецкому формату. Эта история про журналистку, которая однажды получает в дар часы, позволяющие прокручивать время назад ровно на 1 час и тем самым менять настоящее и будущее. 
В Одессе снимаем великолепный, проект под названием «Маэстро». Одесса, 80-е годы, приключения, любовь, ностальгия, рок-музыка. Главный герой - барабанщик музыкальной группы — возвращается из дальнего плавания в качестве матроса и попадает в самые настоящие приключения, авантюры, встречает свою настоящую любовь. Я, мы, наша компания обожаем Одессу.
Совсем недавно закончились съемки военного детектива «По законам военного времени», который снимали в Киеве и Киевской области, в Черновцах. Действие в картине разворачивается под Киевом во время Великой отечественной войны, происходят разные преступления и параллельно с войной необходимо расследовать эти преступления. 
В активной разработке проект «Одиночество в сети» по роману польского писателя Януша Вишневского, ставшего уже мировым бестселлером. Он переведен на десятки языков, а тираж превысил миллион экземпляров. Такую популярность книге принесла история любви мужчины и женщины, живущих в разных странах. Они остро переживают одиночество в жизни и бегут от него в виртуальную реальность. Здесь они могут быть собой. Они ищут любовь в сети, потеряв ее в реальности. Действие фильма происходит в Польше, Германии, Ирландии, Франции, Украине и России. Герои романа могут быть гражданами каждой из этих стран. Ведь их проблемы близки каждому.

Мы начали создание полнометражных мультфильмов, первый из них — «Бременские разбойники».

- Те, которые музыканты?

- Да, те, которые были музыкантами. Мы сделали из них разбойников по сказке «Бременские музыканты». Надеемся, что это будет трилогия. И первый мультфильм даст почин двум другим. Вообще-то полнометражные анимационные фильмы — наше отдельное направление, мы собираемся его развивать.

- Что-то из украинской истории не планируете? Film.ua, например, говорил, что подумывает об исторических проектах.
- Я давно думал о Сагайдачном — с большой буквы человек и интересная история. Не забывайте, я родом из Запорожья и остров «Хортица» в моей душе – с детства. Мы сейчас «тряхнули» нескольких авторов. А в июне, будучи во Львове, во время экскурсии по подземному городу, меня взволновала история о судьбе Гальшки Острожской и мы с Галей Балан-Тимкиной — нашим киевским продюсером —  решили привлечь нескольких украинских авторов к написанию. Возможно, это могла бы быть еще одна история на английском языке. Юра Минзянов готовит очень стильную и острую 8-и серийную историю под названием «Тайны и ложь», этот детективный и психологический триллер будет сделан в стиле известного сериала «Broadchurch» в зимней Одессе. Такой Scandistyle. А вот 4-х серийка «Я люблю своего мужа», это – перепевка известнейшей оперетты и фильма «Летучая мышь». Помните, с Юрием Соломиным? Ее мы хотим снять в новогоднем Киеве.
Совместно с Новым каналом мы работаем над проектом «Подорожники», продукт с исключительно украинским составом. Такая дорожная комедия. Так же интересный проект «Трезубер», аналогов которому нет в Украине. Это настоящая мистика, по мотивам одноименного романа. В сериале идет речь об украинском охотнике на нечисть. Обладая паранормальными способностями, он расследует любые проявления сверхъестественного - будь то зловещие слухи о львовских вампирах, мертворожденные дети с надписями на телах в одесском роддоме или появление призрака Булгакова на Андреевском спуске. Очень любопытный эксперимент. Посмотрим, что получится.
На прошлой неделе в эфире Интера прошли «Влюбленные женщины», наша адаптация сериала ВВС «The Mistresses» (Любовницы).

- Можно ли говорить, что стратегическим направлением Star Media, в данный момент, является именно англоязычное кино?
- Нашими стратегическими направлениями являются, с одной стороны — анимационные полные метры, с другой стороны — англоязычные сериалы, с третьей стороны — наши проекты в online, наш канал в Youtube, и запуск наших каналов в платном кабеле. Я надеюсь, что уже в этом году мы выйдем в платном кабеле с нашими двумя каналами: «Кинодом» и «Star Family». Наш стратегический партнер — компания «Воля-Кабель». При этом мы продолжаем снимать многосерийное кино.

 

Ярослава Наумова. 

Тэги: влад ряшин, кухня сериала

Схожие темы:
Star Media готовит 4 международных проекта
Наталья Стрибук: «В эфире стало намного меньше деревенских историй»
Виктория Забулонская и Марина Городецкая: Главный посыл патриотического кино в том, что украинцы - это нормальные, адекватные люди
Олег Щербина и Юлия Чернявская о ко-продакшене, современных героях и исторической правде
Олег Щербина и Юлия Чернявская о ко-продакшене, современных героях и исторической правде
Кшиштоф Занусси: "В богатых странах киношники более ленивые, и у них не так много идей"
Наталья Стрибук: Зрителю сейчас хочется видеть на экране людей справедливых, самодостаточных, вольнолюбивых
Александр Роднянский о фантастическом взлете американских сериалов
Украинские актеры об инциативе #Кінокраїна
Юрий Минзянов: Зрители намного умнее, чем думают о них телеменеджеры







Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter