Апрель 25, 2018
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Главная  /  Рубрики
Январь 18, 2018

Как блогер Паштет-Белянский стал сценаристом

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Уже в ближайшее время на канале “2+2” выходит 20-серийный приключенческий детектив «Стоматолог» сценаристом которого стал Павел Белянский, более известный интернет-пользователям как Паштет-Белянский. Его ЖЖ-, а потом и FB-записи о наблюдениях на кладбище (Белянский работает в бизнесе по изготовлению памятников) уже переросли в книги. Теперь автор переключился на кино, причем не только на сериалы, но и на полный метр. Каково работается 40-летнему дебютанту в кинопроизводстве, как складываются отношения с режиссерами и редакторами, что из сценарных будней наиболее сложное, как правильно распределить время между разными сферами деятельности и главное — каковы амбиции в мире кино у владельца «кладбищенского бизнеса», блогера, писателя, основателя собственного издательства - об этом читайте в интервью Павла Паштет-Белянского МедиаБизнесу.

- Переход из блогера в сценаристы — это случайность, план, закономерность? Как произошло превращение?
Сначала была книга - «Стоматолог решает жениться». Блогерство не помогло ее написать. Но помогло выйти на людей, которые обратили внимание, прочитали. И после этого пошел разговор о сценариях. Так что блогерство меня привело в сценарный мир посредством возникших в фейсбуке социальных лифтов.  
 
- Когда была написана книга?
Несколько лет назад, еще до войны. Долгое время она висела у меня на компьютере. Я выкладывал ее главы в ЖЖ. Никто не ругал — и слава богу, благодаря этому я ее и дописал. Но и особого внимания не было. Когда у меня появился блог в FB и к нему уже возник определенный интерес, я решил попробовать эту публику. И стал по главам выкладывать. Так появился человек — Наташа Наумова, которая прочитала книгу, ей понравилось и познакомила меня с 2+2. 
 
- ...Моя однофамилица кстати...
Я же говорю: кругом сплошные знаки! (смеется). В сериале «Стоматолог» главного героя играет актер Сергей Басок. А у меня, когда я работал в газете, был псевдоним «Босок»... И такие совпадения повсеместно!
Таким образом, блогерство не послужило написанию, но помогло добраться до нужных людей. Это путь, который помог преодолеть какие-то возможные преграды. Я сам, наверное, не пробился бы. А меня взяли за руку и привели.
 
- А когда писали книгу, вы представляли, что из нее может получиться сценарий?
Да. Четко и сразу. Пока рождалась идея, придумывался сам герой, перипетии продумывались — это было развлечение. А когда я уже сел писать книгу, понял, что это будет 5 книг: 5 историй, с одним и тем же героем, которые сложатся в одну серию и в итоге приведут к определенному однозначному финалу. 
На тот момент у нас было страшное засилье российских детективов: обычных, простых, «бумажных» историй, которые можно читать по дороге на работу. Мне очень не хватало историй, написанных внутри страны, на наших реалиях. Размышляя при этом, что так как это будет совершенно украинский продукт, то наверняка на него обратит внимание кто-то из телеканалов. Поэтому сразу прописывал так, чтобы сюжет выглядело кинематографично. 
Ну и важно, что это была первая моя книга — пусть и небольшая по объему — но написанная полноценно от и до. Первая законченная история, продуманная до конца. 
 
- Но каналам не отправляли, чтобы побыстрее обратили внимание?
Нет.

- А сколько книг из серии «Стоматолога» у вас на сегодня?
Написано 5. Две уже изданы. Третья практически написана. А вот в 20-серийный сериал вошли все 5 историй. 
 
- Будут ли у него следующие сезоны? И насколько фильм отличается от книг?
Буду ли я дальше писать эти книги — возможно да. Будет ли дальше сниматься сериал — не знаю. Когда Конан Дойлю надоел Шерлок Холмс, он его убил. Но по требованию возмущенной публики, он его вернул. Так что все может быть (смеется).
В книгах меня больше интересует Герой — что с ним происходит, его трансформация. То, что я могу в книге объяснить двумя-тремя фразами, в фильме нужно объяснять картинками. Яркими, динамичными. Для того, чтобы в сериале были понятны изменения героя, нужно вводить других персонажей, добавлять перипетий и сюжетных линий. Поэтому, конечно, сериал отличается от книги. Но не кардинально — спасибо огромное и режиссерам, и каналу — они обошлись очень нежно с моей работой и со мной, как начинающим сценаристом. Ругали мало, хвалили много, требовали  деликатно. И у меня была большая степень свободы в написании сценария. 
 
- Вот как раз и расскажите подробнее, как работалось дебютанту. Могу предположить, что не все сразу складывалось, были замечания, споры. Или более опытный сосценарист, помогавший справляться с драматургией.
Идея привлечь к написанию сценария опытного сценариста у канала поначалу  была… Но в итоге сценарий я написал полностью сам. Сосценаристом можно назвать разве что мою жену. Потому что она работает в стоматологии. 
 
- Так вот откуда возник стоматолог! Многие ваши FB-почитатели скорее предположили бы в качестве героя кладбищенского сторожа... 
Ну, во-первых, я боюсь стоматологов. Так что считайте эту историю психологическим тренингом по преодолению страха. Ну и во-вторых — жена знает всю кухню, и она принесла мне этого героя. 

- То есть, прототип - не жена.
Нет, но она там тоже есть. Ей, кстати, было забавно смотреть, кто же ее сыграет. Пока не могу сказать, кто. Когда в Киеве жена устроилась в стоматологию, и у нее был совершенно специфический начальник — своеобразный, интересный, со множеством женщин вокруг, с одновременно легким и въедливым отношением к работе. И часто он позиционировал себя за счет персонала. И жену он третировал — она его боялась и очень переживала. Вечером, приходя с работы, рассказывала все мне. И для того, чтобы преодолеть ее страх перед этим человеком, мы стали представлять его в самых разных ситуациях: придумывали про него анекдоты, шутки, невероятные истории. Развлекались таким образом, пока не появился сюжет. 
Когда история уже срослась, персонаж ожил, вокруг него задвигались остальные герои, я сел писать. И жена это очень одобрила.  И за месяц-полтора появилась первая книга.
 
- Прототип главного героя книгу читал?
Не знаю. Жена там уже не работает (смеется). Но за тот период дал нам историй на много книг вперед!
pashtet-stomatolog.jpg
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 

- Что было наиболее сложным для вас в сценарном дебюте? А что, наоборот, давалось, вопреки ожиданиям, легко?
Самое сложное было понять, что ты в 40 лет дебютант, начинаешь с нуля, и что весь твой предыдущий опыт не значит ничего. Нужно самому себе сказать: ты - ноль, и если хочешь, чтобы что-то получилось, - слушай, учись, запоминай и делай, как тебе говорят. И вот — сказать это себе, и исходя из этого приспособиться к новым условиям, - самое сложное.
А проще всего мне было работать с героями. Ни одного выдуманного полностью героя у меня нет, я их всех беру из жизни. 

- И даже с диалогами справлялись без проблем?
У меня не было сложностей в построении диалогов. Я просто представляю, как бы они вели себя, как бы говорили в данной ситуации. И все получалось само собой.
 
-…И редактора не вмешивались в сюжет, не исправляли, не дописывали...  
Когда я понял, точнее - решил, что понял (улыбается), как нужно работать с этим материалом и как его адаптировать, мне стало двигаться дальше очень легко. И во многом, благодаря тому, что телеканал на меня не давил, а направлял.  Были такие ситуации: я пишу серию, отправляю ее, и мне говорят: все хорошо. А я же понимаю, что вот здесь вот можно было дожать, а они: все нормально, пиши дальше. Это потом уже были правки и все подобное. Мне давали выписаться. А тогда все 20 серий с таким отношением писались очень легко. Меня подбадривали, мне помогали, не ругали, не били, не приковывали к батарее. И не навязывали никого в сосценаристы, на мое удивление. Потому что, глядя на свои самые первые варианты первых серий, и правки, которые к ним были, понимаю, что это небо и земля. И за первые  драфты  моих  серий  даже немного стыдно. 
 
- Приступая к работе, вы какой-нибудь учебник по сценарному искусству читали? Теорией этого вопроса интересовались?
Нет. Я принес телеканалу идею, книгу и синопсисы всех историй. Мне сказали: хорошо, напиши сценарий первой серии. Посмотрели, сказали — все хорошо, ты талант, но рассказали как это на самом деле должно выглядеть. И я уже подумал, что у меня ничего не выйдет. Но со мной еще раз встретились — и я благодарен Олесе Пазенко за ее спокойствие и терпение — она мягко мне все объясняла,  напрвляла. И после этого я уже принес то, что нужно  и работа пошла. 

- Вы были на съемочной площадке? Ваше видение и режиссерское удавалось согласовать?
Мне очень интересно было побывать на съемочной площадке — ведь для того, чтобы оставаться в этой профессии, ну или точнее, попытаться остаться (смеется), — я должен понимать, что к чему.
А с режиссером мы еще до начала съемок проходились по сценарию и вносили какие-то правки. Импровизации актерские были. И режиссерские интересные решения. Это все обсуждали.
 
- Противостояние редактор-сценарист часто обсуждают даже опытные сценаристы, не говоря уже о начинающих авторах. Неужели, с вами действительно обходились так бережно? Признавайтесь, на какие жертвы приходилось идти вам, как «творческой единице»...
Очень бережно. Даже в нюансах. Не было ни одной правки, которую бы со мной не обсудили.
Может и я когда-то буду возмущаться редактурой, работая над каким-то очередным сценарием (смеется). Но пока и намека на такое не было. Наоборот, бывали ситуации, когда мне говорили: вот тут хорошо бы было акцент сделать, подумай над решением. А решение явное, я говорю — так сделайте сами, а они — ты же автор, может ты хочешь по-другому. 
 
- Продолжу занудствовать. Поворотные точки, кульминация и прочие «математические формулы» сценарной структуры. Не зная законов драматургии, вы сразу смогли соблюсти все эти моменты? 
Может я интуитивно попал в эти точки. Во всяком случае, меня штангенциркулем на канале, никто не мерил.
Дело в том, что я все таки работал с книгой — мне было проще. Поэпизодник-поглавник у меня был. И точки, о существовании которых я не знаю, уже, наверное, там заложены. Но если вы вдруг в этом фильме увидите точки, и поймете, что вот это точно они, знайте: это случайность!
На самом деле было желание поговорить — сначала с читателем, потом со зрителем — о простых вещах. Ты создаешь ситуацию, предлагаешь вариант, как бы мог поступить герой, и все время подвигаешь читателя и зрителя подумать и решить, а как бы он сам поступил. А после — происходит поступок, который автор выбрал герою: совпал он или нет? Вот такой диалог постоянный мне важен и в книге, и в кино.

- Планируете ли дальше продвигаться в сценарном деле и каковы ваши кинематографические амбиции? 
На данный момент я подписал договор и работаю над сценарием полного метра по своей книге «Я работаю на кладбище». 
Вот это — моя кинематографическая мечта. «Я работаю на кладбище» — это зарисовки того, что происходило со мной. Очень глубокие, эмоциональные и внутри меня. И воплотить такое на экране — могло быть только в каких-то самых смелых мечтаниях. Но продакшен и другие подробности о проекте я пока не могу назвать.

- Кинопроект возник уже после того, как вы начали работать с 2+2? 
Над сценарием полного метра начал работать, когда сценарий «Стоматолога» уже был написан и процесс производства запустился. А беседы по экранизации книги были и раньше. Может просто на тот момент я был не готов. Может, отвечал не теми словами на вопросы, которые мне задавали. Я, к своему сожалению, пока  не знаю все кинотермины, и когда со мной начинают общаться киношники на своем языке, я на них смотрю с большим интересом и восторгом: они так занимательно беседуют! Но осознав, что я их не понимаю, они либо переходят на другой язык, либо теряют ко мне интерес. Спасибо  «2+2», они перешли на другой язык (смеется).

- А от других телеканалов приходят предложения?
Беседы постоянно происходят с продакшенами и телеканалами, но ничего конкретного пока не обсуждалось. Если посмотреть на мое сериальное будущее — есть заявки на два сериала. Один на основе книги, один просто придуманный с нуля. 
Вот закончу со сценарием полного метра, и займусь ими более серьезно. 

- То есть вы в этой сфере надолго.
Как человек, который работает на кладбище, скажу, что надолго — это все относительно для нас (смеется).
Я очень не люблю ничего делать — мне тогда так неуютно и появляется чувство, что я не такой...

- ... чувство вины...
 Да, чувство вины, это нам от бабушек наверное перешло (смеется). И вот когда «Стоматолог» уже был написан, и темп сбавился, а мысли все еще были — и я написал две сценарные заявки. 

- Ваш кладбищенский бизнес продолжается?
Да, конечно. И еще у меня есть издательство. Ему ровно год: издаем книг, находим новых авторов, ездим на презентации. 
В прошлом году у меня было впечатление, что я одновременно поступил в четыре первых класса: было 4 первых звонка, 4 первых учительницы... 

- И писать «кладбищенские истории» вы продолжаете?
 Да, конечно, ведь люди продолжают приходить со своими историями. Кладбище — это перекресток. Люди приходят обнаженные, у них все остро. Если правильно молчать они могут многое рассказать.

- А как зритель, какое кино вы смотрите? 
Последний фильм, который я смотрел — «Три биллборда на окраине Эббинга. Штат Миссури». Из сериалов — «Поколение убийц» про войну в Ираке. Оба очень понравилось.
Я постоянно что-то смотрю. На компьютере. Я обычно пишу с 10 вечера до 3 ночи. И перед этим или после минут 40 смотрю фильмы. 

- А телевизор?
Смотрю мало. У меня был замечательный опыт, когда телевизор не включался ни разу в течение 3,5 месяцев. Продуктивный период был. Чтобы знать новости, достаточно ресурсов интернета. 

- Но без соцсетей вы точно не обходитесь.
Если раньше соцсети — это был для меня прикол, мне хотел отзыва, то сейчас, признаю, — это стало инструментом. С их помощью я продаю свои произведения, я нахожу людей, они меня находят. Но у меня есть четко отведенное время на соцсети. Я даже ставлю себе будильники. А когда пишу (книги или сценарии, — ред), отключаю интернет в доме. В этом смысле, я тяжелый муж и отец (смеется).
 
- Т.е., вы работаете не по вспышке вдохновения, а по четкому графику?
Обязательно. Еще и по плану. Ставлю лимит по количеству знаков, график по дням. Определяю себе выходные, и если пропускаю, накапливаю их. Если у меня нет графика и плана, я ничего не напишу. 
Это как бросить курить — можно делать десятки безуспешных попыток. У меня 4 недописанных книги, и в каждой из них — от трети до половины написано. Я их не закончил, потому что не было плана.
Может у кого-то по-другому получается, а у меня вот так. Как в спортзале: изначально ставлю небольшое количество обязанностей: сцен, знаков. И четкое время, когда я должен сесть за работу. Я даже начинаю думать активнее перед этим моментом. 
 
- А по ходу записываете наблюдения в блокнот, телефон?
 Я запоминаю, а потом в определенное время сажусь за компьютер и записываю. Таким образом, у меня 5 книг вышло за 1,5 года. Я полноценный роман— «Великий побег», 320 страниц, больше 400 тыс знаков — написал за 1,5 года. «Стоматолога» — за 3 месяца. И меня хватало еще и на другие дела, я не был занят написанием весь день. 

- Даю идею: в перерывах между съемками, можете проводить тренинги по тайм-менеджменту. 
Я как-то читал АТОшникам небольшой тренинг на тему, как начать писать. Начиная от того, как правильно спланировать рабочее место, до того, как собрать мысли... Но посмотрим, понравится ли зрителям сериал, как реализуется кино. И тогда будет понятно, насколько мои советы полезны (улыбается). Я жду с нетерпение и с волнением «Стоматолога». И с надеждой, конечно. Я сейчас и другие сценарии пишу, потому что ждать не могу, волнуюсь — вот и надо чем-то занять себя.
 
Беседу вела Ярослава Наумова 


Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Ссылка Цитата


Защитный код
Обновить








Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter