Ноябрь 21, 2018
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Август 7, 2018

Татьяна Попова: Все журналисты-расследователи в Украине получают угрозы

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Об угрозах, с которыми в Украине сталкиваются журналисты, индексе их безопасности, проблеме украинского вещания в зоне АТО, роли государства в обеспечении доступности украинских СМИ, отключении аналогового вещания и переходе на цифру - во второй части беседы МБ с Татьяной Поповой. В первой части интервью мы обсудили темы законодательных изменений, касающихся медиа, и попыток ограничения свободы слова.
 

- Охарактеризуйте ситуацию с медиа перед выборами.
- Мы должны быть готовы к различным осложнениям в медиа-сфере. Уже увеличивается количество атак на журналистов. Могут давить  на редакции, на семьи, блокировать ресурсы. В связи с этим мы расширили список параметров в Индексе Безопасности Журналистов. Теперь там будут еще дополнительные параметры, которые касаются физических атак не только на журналистов, но и на их семьи, а также на редакции, имущество, технику.  

- Расскажите подробнее про ваш Индекс.
- Мы ежемесячно публикуем данные о физических атаках журналистов, начиная с прошлого года. Это совместный проект нашего ГО «Інформаційна безпека» (от которого мы делаем неприбыльные проекты) с «Національною Спілкою Журналістів України» и тремя другими ГО . Часть кейсов, которые касаются телеканалов и журналистов, с которыми лично общаюсь, я проверяю сама. Через НСЖУ делаем анализ по  регионам. Нам помагают  юристы, которые готовы по самим «кричащим» кейсам принимать участие в процессах. Индекс берут за основу Freedom house, центральный офис ОБСЕ и представительство ООН. 
popova-tomilenko.jpg
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
- Но ведь есть еще мониторинг от Института массовой информации. В чем ваши отличия от него?
- У IMI показатели физических атак на журналистов в прошлом году в 3 раза меньшие, чем у нас. Их мониторинг гораздо, скажем так, более оптимистичный. Хотя за последний квартал и они зафиксировали определенное ухудшение свободы слова, но небольшое. С Методологией нашего Индекса можно ознакомится тут.
 
Согласно вашему исследованию, с чем, в первую очередь, связано ухудшение состояния свободы слова в Украине?
- Эта тенденция началась со второго квартала 2016 года, когда пошли атаки на СМИ и была, по сути, запущена кампания по булингу журналистов. Сегодня практически все журналисты-расследователи получают угрозы. После убийства Павла Шеремета я поговорила с министром  и он сказал, что реально мы больше ничего не можем сделать. Из Министерства информполитики я ушла, в том числе потому что в такой ситуации уже не могла выполнять свою работу по защите прав журналистов.

- В министерстве вы также занимались вопросами информвещания на оккупированные территории.
- Да, и за период моей работы на Востоке Украины было установлено 60 передатчиков и еще по   40 процесс установки был запущен. Сейчас в общей сложности более 100 передатчиков вещают на Востоке.

- Но проблема украинского вещания остается. Что мешает перекрыть сигнал из Донецка?
- Новая 360-метровая вышка стоит минимум 20 млн долларов. Павло Жебривский (экс-глава Донецкой администрации, - ред) грозился в 2015 году, что поставит 180 м вышку в Покровске за 3 месяца. Но ее реальный срок установки — минимум полтора года. 
Сегодняшняя  69-метровая вышка не решает задач, нужно не менее 180 м, чтобы покрыть Донецк. А это уже 4-й уровень сложности и 1,5 года роботы со всеми процедурами, тендерами, фундаментом. 
У нас основное белое пятно — на запад от Донецка. Север закрывается вышкой на Карачуне – 180 м, Юг — в Волновахе – 85 м и в Мариуполе – 214 м. А на западе, вплоть до Днепропетровской области, 360-метровая донецкая телевышка покрывает всю ее территорию. И вот в Покровске как раз и следовало бы строить высокую вышку в первую очередь. Там сейчас 69 метровая с 20 передатчиками, и если бы эти передатчики хотя бы до 180 метров поднять, они бы закрыли Донецк.
 
- И от чего и кого это зависит?
- Должен быть человек, который возьмет на себя ответственность и умеет вести межведомственную координацию. Мы в 2015-2016 делали координационные совещания каждую неделю. Все органы: от СБУ до РРТ, МОУ, НСТУ, выводили по видеоконференции Луганскую, Донецкую областные администрации. Вели отчетность по установке 25 передатчиков, чтобы каждую неделю по одному передатчику вводить в эксплуатацию. Сейчас эти встречи, насколько я знаю, в лучшем случае раз в месяц происходят.
 
- А инициатором кто должен быть?
- В той ситуации, это была я. Но я отвечала только за восточные регионы. Нацрада отвечала за Юг. Знаете, сколько передатчиков стоит на Юге? 4. 
 
- С 1 августа началось отключение аналогового телевизионного сигнала. И этот процесс сопровождают дискуссии... 
- То, что на всей Украине его не отключат, я вам гаратирую, потому что лично принимала участие в разработке законопроекта о том, чтобы по Востоку не отключали до того момента, пока Россия и российские анклавы не отключат аналог. А на Западе, в Центре — там такой угрозы нет. Но на самом деле, только в нескольких регионах выстроено две сети — Зеонбуда и РРТ. Там, где есть две сети, я считаю, отключение безболезненно. Там, где нет, а Зеонбуд покрывает только 65% территории Украины, — отключать нельзя, так как существует реальная опасность, что 20-30% населения перестанет видеть телевидение. И это опасно в ситуации сегодняшней гибридной войны. О такой угрозе нельзя не думать. 
 
- Но решение, которое удовлетворило бы всех, есть?
- Нужно было, чтобы параллельно хотя бы один мультиплекс по всей Украине дали РРТ. Тогда можно говорить, что все нормально будет работать. И тут дело даже не в дополнительных финансовых затратах. В Германии сейчас поснимали старые передатчики Т1, и немцы готовы были передать 200 передатчиков. Но когда оказалось, что за них надо что-то заплатить, сократили свое предложение до 20. Когда я уволилась, министерство прислало мне запрос на 5. Я с невероятным трудом добилась от министерства, чтобы они выбрали из списка хотя бы 16 — для зоны АТО, чтобы закрыть ее цифровыми передатчиками. И сейчас, честно говоря, не знаю, - по-моему их так и не привезли, потому что вовремя не оформили и не успели включить в планы на финансовый год.
 
- Выходит, что добрые люди помогают государству.
- Да, и я не вижу в этом проблемы — нужно брать, что дают, договариваться с западными партнерами. Пока я работала в министерстве, нам на 60 млн грн привезли техники. Это нормально. Американцы как-то 135-метровую вышку привезли - ее установили потом в Луганской области.  Кстати, строить новую или нам привозят конструкцию — все равно 1,5 года уходит на установку: фундамент, получение всех документов, согласование места, т. п.  Если делать все официально — это будет гарантией того, что даже после твоего увольнения все будет работать. 
Но для того, чтобы нам помагали западные партнеры, желательно их журналистов не называть пособниками террористов, не совершать иные дипломатические промахи, не обманывать партнеров, манипулируя законодательством про антикоррупционные суды, не совершать других подобных ошибок. 
 
 







Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter