Ноябрь 13, 2018
МедиаБизнес
Пользователь
Пароль
 
ТВПрессаРадиоНаружкаКиноDigitalAmbient
НОВОСТИ
Главная  /  Рубрики
Сентябрь 17, 2018

Режиссер Анатолий Матешко об украинских сериалах, кино и универсальной драматургии

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal
Версия для печати

Украинские сериалы становятся все разнообразнее в жанрах и темах. Привычные многосерийные мелодрамы о «золушках» разбавляются детективами, драмами и даже психологическими триллерами. В секции «Сериалы!» Одесского кинофестиваля телеканал «Украина» представил психологический детектив «Кто ты?». Одна из его характерных особенностей — именитый режиссер и сценарист-дебютант. С режиссером картины Анатолием Матешко мы поговорили об особенностях украинского сериального производства, что в дефиците, а что в переизбытке, теме войны в кино, сериальной драматургии и ожиданиях зрителя.

- В рамках отраслевых дискуссий на Одесском кинофестивале звучало мнение, что среди главных проблем сериального производства в Украине - нехватка актеров. А в чем, на Ваш взгляд, главная проблема?
- Сейчас есть все, для того чтобы развивать киноиндустрию, сериальную индустрию. И главное — есть общественный  запрос, формируется потребитель.
Качество появляется только с наращиванием производства. В США, Китае, да и в той же Европе снимают безумное количество фильмов, и из них единицы получаются  выдающимися. Другого пути нет. Невозможно сразу снять 100 классных фильмов, 50 классных сериалов, тем более, что мы начинаем практически с нуля.
Сегодня, я вижу главную проблему на уровне сценария, - качественного профессионально написанного, актуального сценария. К сожалению, у нас сегодня на питчингах побеждают актуальные темы, а не качественно сделанные сценарии. В результате девальвируются самые важные и высокие темы.
Но могу привести и позитивный пример, когда ваш коллега, журналист, Наташа Орлянская, — впервые написала сценарий 16 серийного фильма под названием «Кто ты?» на очень приличном уровне, и над которым мне сейчас посчастливилось работать.

- Вы, как режиссер, актерского кадрового голода не ощущаете? Все таки на экране мелькают одни и те же лица.
- Это все прекрасные проблемы. Когда таких проблем нету, очень плохо. А когда актеры есть, они узнаваемы, они часто мелькают на экране, они нарасхват, — значит идёт процесс. Будем искать новые лица, ездить по стране, высматривать в разных  театрах. Украина большая: у меня сейчас снимались актёры  из Харькова, Днепра, Одессы, Тернополя.

Сейчас в Украине актеры «отрабатывают»: кто-то из них пойдет дальше, кто-то отпадет. За спинами у сегодняшних звезд уже стоит смена: может, они еще и не чувствуют этой конкуренции, но это так.

- И Вы сами готовы ездить по стране в поисках новых лиц?
- Это хорошая идея, подумаю, как её реализовать. Но кастинг-директора уже давно ездят. И поверьте, подобные проблемы решаемы.
Сериал — это хорошая площадка для старта молодых и не только молодых, а просто  новых лиц, новых звёзд, которые нам просто необходимы.
В сериале «Кто ты?» снимается достаточно много талантливой молодежи. Например, Женя Олейник, тонко чувствующий характер и умеющий создать яркий современный образ, или Даниил Мирешкин, который просто поразил меня своим драматизмом.

- А что-то может повлиять негативно на процесс возрождения индустрии?
- Мы сами. Знаете, у нас часто срабатывает принцип: «та-а, і так буде добре».
Вот это очень опасная позиция, следствием которой может стать конец любого хорошего дела.

- Телеканалы привыкли к проверенным форматам мелодрам и не спешат рисковать. Как при этом избежать жанрового однообразия?
- Ну, что поделаешь, если зритель именно такой и предпочитает мелодрамы. Не знаю, насколько это соответствует истине — я не провожу исследований, но каналы — коммерческие структуры, они считают свои деньги, и им приходится верить.
Дело в том, что сегодня аудитория, которая смотрит эфирное телевидение, и аудитория, смотрящая интернет-контент — полярно разная. Безусловно, будущее за этой второй аудиторией. И я не знаю, как каналы будут действовать дальше.

- Но для режиссеров, сценаристов — это ведь тоже вызов?
- Вызов существует всегда. Например, когда в Голливуде сценаристам стали меньше платить, лучшие из них ушли на телевидение писать сериалы. В результате, в сериалах появилась очень сильная драматургия и они завоевали весь мир. Таким образом, вызов двигает прогресс.
Для нас может быть вызовом то, что какой-то школьник на YouTube легко собирает миллионную аудиторию, а снять хорошее кино — стоит дорого.

- Сериальное производство и большое кино — насколько разный подход они подразумевают, и как совмещать одной творческой единице и то, и другое?
- У меня, кстати, как раз сейчас в производстве параллельно сериал и полнометражный фильм. Они разные, но я не могу сказать, что мне что-то нравится больше. Подход к кино и сериалу совсем разный, но он может сосуществовать в руках одного человека.  Тут уместна параллель с новеллой и романом. Это совершенно разная литература, но может быть одинаково интересна.
 
- Расскажите о Вашем последнем полнометражном проекте.
- Это семейный фильм «Фокстер и Макс». Об отношениях современных подростков: отсутствие дружбы, тотальное погружение в виртуальный мир — это реальная проблема сегодняшнего времени. На этом материале хотелось сделать увлекательный фильм. Изначально сценарий был написан Настей Матешко. Потом мы ещё пригласили канадского драматурга Пьера Паризьена. Много работали над сценарием, понимая, как сложно сделать современное приключенческое кино. Фильм получается несколько футуристическим и сейчас находится на этапе постпродакшена.

- Ваш фильм «Плен» — чуть ли не первая попытка связать реалии последних 4 лет с кино. Сейчас появляется все больше фильмов о войне и связанных с ней темах. Когда я года 3 назад общалась с продюсерами и сценаристами об отражении войны на экране, большинство из них предлагало подождать лет 10, чтобы это было качественно, продуманно и неконъюнктурно. Как полагаете Вы?
- Когда мы снимали «Плен», у меня была страшная депрессия. И у многих, кто работал вместе со мной, она тоже была. Мир тогда вдруг резко изменился, и мы старались обрести себя в нем.  Фильм появился как отражение внутренних переживаний. А толчком было письмо отца, который предложил пойти в плен вместо сына. У нас в сюжете появилась мать. Написали сценарий, точнее, некий фабульный план. Неделю наговаривали и репетировали с актёрами, а потом все это вынесли на площадку и сняли на камеру.
Мы взяли хорошего оператора, который быстро — за 7 дней — все это снял. Кино тоже за 7 дней не снимается, но мы это сделали. Это нерациональный поступок. Но я о нем не жалею.

- Но фильм появился в конкретное время, и он не воспринимается абстрактно.
- Да, мы про то время снимали, именно про тот день. Сейчас все по-другому. Снять так, как мы сняли тогда, уже невозможно.

- А сейчас на эту тему готовы еще снять? Ведь все больше конкретных жизненных историй, которые могут вдохновлять, поражать.
- На ближайшее время я для себя закрыл эту тему. Для меня это очень тяжело. А потом — посмотрим.

- По Вашему экспертному режиссерскому мнению, какого кино ждет современный зритель?
- Зритель любит интригу, смех, слезы и сильных героев.

- Украинское национальное кино — какое оно? Я имею ввиду даже не сегодняшнее, а в целом — как бы охарактеризовали его стиль?
- Армянин Параджанов взял Коцюбинского и снял самый сильный до сегодняшнего дня украинский фильм. По жанру — это поэтическое кино, а если его разбирать — там очень сильный драматургический стержень. Есть герой, развитие героев, прекрасные лица, яркие характеры, неожиданные перипетии — все сделано классно по законам драматургии, но при этом еще и красиво. Кино выстрелило, потому что там был национальный окрас, самобытность — она всегда интересна и неожиданна. Подкупает то, что зритель не видел до этого. Ошибка, в том числе современного массового украинского кино, которое возрождается — делать то, что мы уже видели.

- На всех сценарных курсах говорят об универсальной истории, которую можно наложить на любую страну...
- Но при этом ещё  надо увидеть эту историю по-новому, чтобы сделать ее свежей и уникальной, как, например, бывает в шахматах: все комбинации известны, но кто-то находит ход, после которого известная комбинация вдруг приобретает новый смысл.
Это только кажется, что в футбол играть и писать сценарии — простая вещь. Придумать универсальную историю, которая была бы всем понятна, всех трогала, всем была интересна, но при этом содержала еще и самобытный элемент - очень сложно. Поэтому основа любого фильма — это классный сценарий.
Так что законы драматургии универсальны, но всё зависит от того, кто и как ими пользуется.
 
 Ярослава Наумова для издания "Контракты "







Rambler's Top100 Если Вы заметили ошибку, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter