Декабрь 4, 2008

Александр Роднянский: «Я разочарован не украинским рынком, а телевидением в целом»

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal

Прошло два месяца с тех пор, как основатель телеканала «1+1» Александр Роднянский полностью отошел от своего детища. На этой неделе он приехал в Киев, чтобы презентовать трейлер одного из самых масштабных фильмов российского кинематографа последних лет - «Обитаемый остров». Над этой лентой продюсер Роднянский работал четыре года. Про «Обитаемый остров», свое отношение к переменам на «1+1» и намерения вернуться в режиссуру Александр Роднянский рассказал в эксклюзивном интервью «МедиаБизнесу».

- На фоне финансового кризиса выход крупнобюджетного «Обитаемого острова» выглядит довольно оптимистично. Понятно, что этот проект задумывался давно, и все же, как повлияла экономическая нестабильность на фильм?

- Тяжелым был последний период финансирования «Обитаемого острова». Те банковские кредиты, на которые мы рассчитывали, были отменены. В итоге нам пришлось профинансировать фильм собственными средствами.

- «Обитаемый остров» Вы некогда назвали попыткой сделать что-то близкое по жанру к «Властелину колец». Вы рассчитываете на такое же количество «Оскаров»?

- Я ж не девчонка-старлетка, чтобы мечтать только об «Оскарах». Впрочем, это было бы неплохо – лукавить не стану (смеется). Хотя наш фильм и «Властелин колец» - разножанровые. «Властелин колец» - сказка, которую могут смотреть дети, и «Обитаемый остров» отличается от него радикально. Он скорее имеет отношение к сайфай, то есть к фантастическому жанру, а своим направлением и аудиторными интересами ближе к фильму «Матрица».

- Какую прибыль Вы хотите получить от проката?

- Если говорить о среднем результате, то я надеюсь на $70-75 млн от двух фильмов. Но это без учета международных предложений.  

- Кроме Украины и России, где планируется прокат?

- В этот раз мы подписали договор с известным голливудским агентством William Moris Agency, которое занимается стратегией развития и маркетингом фильма на международных рынках. Поэтому, когда возникают вопросы, касающиеся проката, мы отсылаем партнеров к этому агентству. Наш агент из WMA Майк Симпсон представляет также интересы Квентина Тарантино, Роберта Родригеса, Гаса Ван Сента. Относительно стран, в которых планируется кинопрокат, безусловно, это будут Япония, Корея, Китай, Индия, Германия, Франция, Великобритания и даже США. Хотя в Соединенных штатах у фильма не будет три тысячи копий (копий для проката в кинотеатрах – прим. ред.), как это обычно бывает с очень масштабными американскими фильмами.

- Какие проекты Вы собираетесь реализовать вместе с писательским тандемом Дяченко?

Время от времени я делал телевизионные проекты, которые для себя называю HBO style: по масштабам амбиций и качеству они рассчитаны на долгую медийную жизнь. Нечто подобное хочу запустить и сейчас. Это будут минисерии на основе очень известных книг. Первая из них касается Киева – это «Белая гвардия» Булгакова. Сейчас Сергей и Марина Дяченко пишут по ней сценарий для большого бюджетного сериала.

- В тоже время вы заявляли, что будете браться за меньшее количество проектов – почему?

Кино я занимаюсь, прежде всего, из интереса к нему, но меня абсолютно не интересует студийная деятельность. То есть, когда студия объявляет план – 20-30 фильмов в год, это значит, что другие продюсеры будут производить для нее фильмы. Скажем, как Джерри Брукхаймер для компании «Дисней». А мне интересно то, чем занимается Брукхаймер, а не компания «Дисней». Поэтому для себя я подсчитал, что вместе со своим другом, которому полностью доверяю – Сергеем Мелькумовым (сопродюсер «Обитаемого острова», - прим. автора), - мы можем сделать качественно от трех до пяти фильмов в год и 16 часов сериалов. И мы будем делать столько. Все, - больше нам не осилить.

- Если говорить о медиабизнесе в Украине. Вы собираетесь вернуться на телевидение?

- В Украине? Ну, если что-нибудь придумаю. Я разочарован не украинским рынком, а телевидением в принципе. В середине 90-х мне нравилось телевидение. Более того - казалось полезным. Это не высокие слова: просто я привык заниматься тем, во что верю. В свое время мы верили, что «1+1» не просто перспективный проект с точки зрения бизнеса, но и отвечает требованиям времени и общества (…).

Сейчас телевидение кажется мне конвейерным. Оно стало частью сферы услуг: не случайно большинство бизнес-изданий пишут о нем в разделе сферы услуг, на темы рекламного времени или рекламного рынка. Изменения возможны с появлением цифрового вещания. Ведь произойдет не просто смена носителей, а и изменение взаимоотношений зрителя и вещателя.

 - Но с переходом на цифру размоются правила игры на этом рынке…

- Плохой новостью для многих, кто сейчас называет себя профессионалами станет то, что у кого угодно появится технологическая возможность вещать не выходя из собственной квартиры, как это сейчас происходит в Интернете. На примере Интернета легко объяснить, как изменятся правила. В сети сегодня множество людей пишут книги, но профессиональные литераторы остаются и зарабатывают на жизнь своими текстами. По такому принципу будет развиваться и телевидение.  Наконец-то в жизнь воплотятся самые невероятные телевизионные планы.

- Оцените изменения, которые произошли на канале «1+1» с приходом нового руководства.

- Не хочу впадать в радикальную экзальтацию относительно прошлого. Канал не был идеальным. Но по брендовым признакам «1+1» создавался как проект будущего, информационно насыщенного, дискуссионного, украинского, инновационного телевидения. Наши ведущие не могли быть людьми с улицы, они знали больше и глубже. Мы искали новые формы и жанры, обязательно их пробовали. Иногда нам это не очень удавалось. Но «1+1» был одним из немногих каналов, который развивал идею того, какой должна стать Украина. С утратой ориентиров множеством людей и «1+1» изменился радикально. Сегодня это один из развлекательных каналов. Без необходимых для развлекательной индустрии инновационных проектов. Там нет современных форматов, современных популярных ведущих, новой технологии. Нет ничего, что отличало бы и в тоже время позиционировало телеканал. Это формат таблоида. Лично я его не очень люблю и никогда не работал в таком формате. На фундаменте канала, который влиял на общественное мнение, строить таблоид, считаю ошибкой.

 - Это позиция собственников канала?

- Они исходят из своего опыта в странах Восточной и Центральной Европы, а я всегда пытался им объяснить, что украинская конкуренция не похожа на конкуренцию в Чехии или Румынии. Это конкуренция стопроцентно похожа на российскую, и даже более жесткая. А в России можно надеяться только на собственные силы, потому что ни один из известных американских форматов - сериал это или формат телевизионных игр - не работает хорошо. Зрителей интересует локальное производство. Тогда как в Чехии или Румынии в прайм-тайм, кроме их дешевых теленовелл - на мой взгляд, значительно менее интересных чем наши - можно увидеть и американское телевидение. В Украине в прайм-тайм такое сложно представить. Главнейший ресурс телевизионной конкуренции - собственные идеи, а их, к сожалению, очень мало сегодня.

 - Об акционерах «1+1». Что изменится на канале с приходом Игоря Коломойского? Для чего ему это?

- Трудно комментировать этот приход. Хоть он и был акционером СМЕ на протяжении последнего года. Мне кажется, что  у него не хватит времени, чтобы заниматься менеджментом или влиять на деятельность канала «1+1». Это может быть выгодным для него только с точки зрения защиты своих бизнес-интересов, как это принято сегодня в Украине. Ведь сегодня все без исключения телеканалы играют роль пиар-служб больших финансово-промышленных групп или группировок.

- Вы сказали, что у «плюсов» нет ничего оригинального. А как же одно из последних заявлений генерального директора «1+1» Александра Ткаченко о планах канала снимать сериалы собственного производства?

- Мне кажется, что это какие-то абсолютно лукавые, пиаровские заявления. «1+1» был каналом, который одним из первых на постсоветском пространстве, еще в 1997 году снял сериал собственного производства – «День рождения Буржуя». После этого мы сделали еще столько всего, что легче сказать чего не делали. Проблема ведь не в том, чтобы заявить о съемке сериала, а в том, чтобы научиться делать их качественно. Я не верю, что зритель будет смотреть это только из патриотических соображений. Он выберет то, что будет качественным. Сегодня абсолютно другая конкуренция. В случае с «1+1» я могу ошибаться, но мне кажется, что это, скорее всего, будут адаптации румынских форматов.

- Украинские телеканалы могут сыграть роль голливудских мейджеров, как когда-то это сделали российские каналы?

- Ну, российские телевизионные каналы еще не имеют уровня голливудских мейджеров. В свое время они просто ответили на некий важный запрос аудитории. И не случайно они популярны: что-то там такое в них есть… они объединили общество. Как это произошло – другой вопрос и я не хотел бы комментировать его политическую сторону. Но сегодня существует некоторая совокупность людей, объединенная базовыми приоритетами. Мне не очень нравится современное российские телевидение, но оно фундаментально более качественное и творческое, чем украинское.

- Почему?

- В Украине отсутствует не только творческий лидер, которым долгое время был «1+1», но и телеканал, который бы объединил всю страну. Наше телевидение отразило все проблемы политики и даже удвоило их. Нам не хватает серьезной творческой конкуренции, дружественной профессиональной дискуссии. Не в жанре комментариев на форумах разных интернет-ресурсов, где часто пишут психически, сексуально и интеллектуально нездоровые люди. Нам нужна дискуссия, которая была в творческих коллективах. Я работал на «Киевнаучфильм» и там, когда впервые показывали фильм, собирались сотни людей и обсуждали его. Достаточно жестко обсуждали, но мы чувствовали себя частью команды, которая хочет успеха всей студии. Вот этой творческой атмосферы на украинском телевидении нет.

- Как вы считаете, в настоящей ситуации продакшн-компаниям лучше заниматься аутсорсингом или вкладывать деньги в производство?

- Мне кажется, что продакшн-компании имеют смысл только в том случае, если они являются не финансовыми центрами, а центрами принятия творческих и профессиональных решений. Потому что только это может сделать их конкурентноспособными. Других способов нет. Как вещатель, я смотрю сегодня не просто на людей, которые мне нравятся, а на компании, которым можно доверить производство того или иного проекта, и получить качественный телевизионный сериал или программу.

- Вы планируете вернуться в режиссуру? За какой фильм взялись бы – документальный или художественный?

- Это очень сложный вопрос. Не планирую, но думаю, что это может произойти. Первый шаг к возвращению уже сделан: сейчас я оказался в очень интересной компании с молодым режиссером и продюсером Александром Шейном (продюсер фильма «Эйфория») и классиком нашего андеграунда Борисом Юханановым. Втроем мы делаем фильм, который называется «НаЗидание». Название связано с фамилией Зидана и с футболом, как ни странно. Поэтому, мое возможное возвращение как режиссера, безусловно, связано с документалистикой. Мне кажется, что сегодня можно делать документальные фильмы, которые появятся на экранах кинотеатров. 

- В этом году вы не проводили фестиваль неигрового кино «Контакт». Планируете вернуть его в следующем году?

- Я хотел бы. Но, думаю, мы с друзьями возьмемся за это только тогда, когда у нас будет ощущение, что это действительно кому-нибудь нужно. Неправильно делать такие мероприятия для галочки, чтобы пришел президент или кто-нибудь из больших политиков. Подобные фестивали в первую очередь должны быть интересны молодым людям. Я сейчас, кстати, буду возглавлять жюри арт-докфеста в Москве. В прошлом году там люди буквально «висели» всюду, чтобы попасть на просмотр фильмов. Если бы у нас была такая ситуация, то мы, безусловно, делали бы «Контакт». Превращать его в спонсорско-меценатский проект – это не для меня.

Читайте оригинальную версию интервью на украинском

 

Тетяна Харченко
Тэги: 1+1, cme, александр роднянский, обитаемый остров

Схожие темы:
На Одесской киностудии начался процесс реновации
На 1+1 - мелодрама "Артистка" від режисера Семена Горова
«1+1 медіа» висловились щодо нових правил використання дронів для зйомок
1+1 зняли «Сільську історію» про примхливу доньку багатія
Серіал "Школа": розпочались зйомки другого сезону
The Next Big Thing. Generation: стартував прийом ідей на пітчинг
1+1 покаже серіал за ідеєю переможця пітчингу The Next Big Thing 2015
Режисер "Школи" знімає драму про помилки молодості
1+1 назвав дату прем'єри серіалу "Прислуга" з Валерією Ходос
Іванна Найда стала генпродюсером нішевих каналів 1+1 медіа