Октябрь 31, 2013

Артём Самойлов: «Задача музыкального редактора – сделать эфир красиво»

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal

В рамках спецпроекта «МедиаПрофи» Артём Самойлов, музыкальный редактор Radio ROKS, рассказал «МедиаБизнесу» о технической и творческой стороне работы, о том, кто решает судьбу Beyonce в эфире и откуда берутся люди профессии музыкальный редактор на радио. Напомним,  первый цикл «МедиаПрофи» посвящен теме радио и реализуется совместно с Радиокомитетом.

- Существует мнение, что музыкальный редактор – это именно тот человек, который решает, что в этом часе будет звучать, допустим. 
- Ну это – слишком громкое заявление, что я решаю судьбу Beyonce в эфире (смеется). В любом случае у каждой радиостанции есть определенный набор музыки и набор правил, по которым она попадает в эфир, то есть, ротируется. Конечно, конкретно нигде не написано, что в десятом часе должна обязательно попасть в эфир группа Rolling Stones. Но есть некоторое правило, по которому в этот час может попасть 10 песен и первая на очереди стоит Rolling Stones. Значит, она и попадает в эфир. В следующей подобной ситуации в эфир попадет песня, которая стоит второй в очереди и т.д.

- Кто создает эти правила?
- Руководство станции, в том числе – и музыкальный редактор. Мы определяем наши задачи и решаем, что нам нужно, чтобы их реализовать. Но даже при соблюдении одинаковых правил, как я уже говорил, разные люди будут создавать разные по звучанию станции.

samoilov1.jpg
- Откуда берутся люди вашей профессии? Учат ли  в нашей стране на музыкальных редакторов?
- Так исторически, наверное, сложилось, что справлялись без профессиональных курсов и учебных программ. В период становления отрасли первые музыкальные редакторы действовали почти вслепую. Теперь радиостанции наработали опыт и требования к профессии и эфиру. И мы самообучаемся, так как стало проще узнать, что делают люди в тех же Штатах, где занимаются коммерческим радиовещанием по тридцать - сорок лет. Они приезжают сюда, делятся опытом. Да и между собой в Киеве мы общаемся в профессии. Бывает, что у тебя есть задача, которую нужно решить. А коллега с ней столкнулся раньше и у него есть готовое решение, простое и классное. Или наоборот кто-то говорит: у нас есть проблема, бьемся - никак не можем сделать. А ты говоришь – да это просто, 15 минут – и готово, потому что уже знаешь, как. Конечно, хороший музыкальный редактор, технически подкованный, решит любую задачу. Однако, если есть готовое решение, которое сэкономит время и силы, то почему бы его не использовать? Получается, что обучение есть, но не классическое. А через обмен опытом внутри профессии.

- А как ты сам пришёл в профессию?
- Как и 90% музыкальных редакторов, я работал до этого на радио. Сначала  - ведущим эфира, потом – на других должностях. Однажды возникла ситуация, когда увольнялся музыкальный редактор, и нужно было искать ему замену. Для меня эта работа была интересной и технически несложной, в виду того, что я по образованию – программист, и опыт работы с программированием у меня  был. Руководство предложило попробовать себя в этом направлении, и я согласился. 

- У меня было ощущение до интервью, что музыкальный редактор – это творческая профессия, а мы говорим о программировании…
- Творческая, конечно. Просто с одной стороны программирование – это набор четких правил, по которым строится эфир радиостанции: мы берем это, это и это, и сочетаем. И, уже если подходить к этому глобально, не такая уж большая разница, программируешь ли ты сайт скриптами или эфир песнями. Это все – программирование, планирование. 
Но, с другой стороны, – процесс творческий. Как в кулинарии – есть рецепт и есть повар. Два разных повара из одних и тех же ингредиентов могут ведь сделать, если не абсолютно разные, то уж точно очень отличающиеся друг от друга блюда. Так и у нас – есть правила, но по этим правилам два разных музыкальных редактора могут сделать две совершенно разные станции. 

На тот момент программирование было для меня не новым. Только помимо разработки программ, я занялся и эфирным программированием. Это очень интересно на самом деле – ты программируешь эфир, а потом слышишь, как это все звучит. Не скажу, что было просто, зато очень интересно.

- А как ты поначалу учился профессии музыкального редактора?
- Учился несколькими способами. На тот момент у меня уже были коллеги, знакомые, друзья, которые работали музыкальными редакторами долгое время. И первое время я им очень надоедал. В каждой работе есть стандартные «грабли», на которые все новички наступали, наступают, и будут наступать. И которые лучше, по возможности, обойти.

- Например?
- В основном - технические какие-то моменты, правила. А как это сделать? А как то? Кто-то дошел до этого своим умом, шишками и опытом за несколько лет. Я старался этот этап проскочить с минимальными потерями.

- А что это за моменты, правила?
- Например, как часто можно ставить ту или иную песню, какую музыку мы ставим утром, какую - вечером и так далее.

- Легенда ВВС Тони Блэкборн в интервью в честь своего юбилея сетовал на то, что список песен для ротации у британских вещателей очень узок, что его нужно расширять. Насколько наши радиостанции ограничены в данном вопросе?
- У нас он, скажем так, оптимальный, этот набор песен в плей-листе. Оптимальный и для того, чтобы ощущалось разнообразие, и, в то же время, чтобы ожидания радиослушателя оправдывались. Многое зависит, конечно, от радиостанции. Я, к примеру, не приветствую «случайных песен». 

- В каком смысле – «случайных»? 
- Это когда песня попадает в эфир по критерию «тоже хорошая песня», «пусть будет». Иногда слушаешь радио и не можешь понять, почему вот эта песня здесь появилась, именно в этом месте эфира этой радиостанции. Вроде бы, она и неплохая,  хорошо спета, качественно сведена, но дело в том, что слушателям данной станции она как-то не очень – то и нужна. И мы пытаемся балансировать между тем, чтобы эфир был узнаваем, и тем, чтобы он не стал однообразным. Важно попадать каждой песней в ожидание слушателя, не важно, новая она или старая. Конечно, всегда можно загнать себя в рамки, которые будут надоедать, или наоборот – расширить их настолько, что станция перестанет быть узнаваемой и, в итоге, любимой. 

- Какие сегодня выдвигаются требования к работе музыкального редактора? Знание музыки, знание техники, знание основ программирования… Что еще?
- Техническое образование, на самом деле,  совершенно не обязательно. Так удачно получилось, что у меня оно было и да, в некоторых моментах оказалось проще. Но есть масса примеров, когда в этой профессии работают люди с гуманитарным образованием и делают радиостанции уж точно не хуже. Технической части можно как раз научиться.  

- И, все-таки, если бы тебе пришлось подбирать человека на вакансию музыкального редактора, какими были бы твои требования к кандидату?
- Я бы настаивал на опыте работы на радио в программной части – ведущим эфира, продюсером и т.д. У такого человека уже имеется какая-то картинка эфира, которая на должности музыкального редактора только расширяется и дополняется. Теоретически можно взять человека с улицы с большим желанием работать и научить «от и до». Но на это нужно время, которого, как правило, нет, потому что вакансия открывается тогда, когда текущий музыкальный редактор собрался уходить. И у нас нет года, двух, чтобы человек с улицы вник. А,когда человек поработал год-два-три в эфире, он видит, как стоят песни, уже понимает систему. И все, что меняется, когда он становится музыкальным редактором – он начинает этой системой управлять. 

Кроме того, эта работа требует некоторой усидчивости. Одно дело ты – ведущий шоу, яркий, зажигательный, отработал 3 часа эфира - и ушел. Такой человек вряд ли будет работать музыкальным редактором. Здесь работу нужно делать не спеша, очень тщательно.

- Что входит в обязанности музреда? Это – профессия с режимом 24 часа Х 7 дней в неделю
- Практически да (смеется). Обязанности варьируются от станции к станции. Есть радиостанции, на которых музыкальный редактор ставит рекламу в эфире, например. Где-то – он этим не занимается. Все зависит от того, что решают для себя люди в каждом случае или как на радиостанции сложилось исторически. Но, как правило, музыкальный редактор составляет плей-листы - ежедневное расписание, в рамках которого работает радиостанция. Еще есть какие-то технические моменты, которыми занимается музыкальный редактор. Например - составление сетки программ по заданию программного директора. Прогдир говорит: поставь мне это – программу – сюда, это – туда и т.д. Да, это – не совсем работа с музыкой. Основное в работе музыкального редактора – это музыкальное расписание, постоянная работа с музыкой. Например, программному директору приходит в голову мысль сделать программу о рок-балладах. И музыкальному редактору ставится задача отобрать 30 лучших рок-баллад за какой-то период, которые звучали в эфире нашей радиостанции. Или, например, нужно набрать новой музыки для эфира. А чтобы выбрать нужное количество новых песен, ты должен прослушать раз в пять больше.

- А как обычно эти новые песни набираются, из каких источников? 
- В зависимости от радиостанции. Если это Radio ROKS, то смотрим чарты. Допустим, нас интересует музыка 70-х -80-х – смотрим чарты тех годов -  не упустили ли мы какую-то песню. Такая кропотливая техническая работа. Еще есть постоянная работа с музыкой по редактуре. Например, после песни можно поставить одну отбивку «Radio ROKS!», а можно – вторую, третью и т.д. Можно подождать, пока песня закончится, а можно ее как-то интересно обрезать.

- Раньше это делали, вроде бы, ведущие прямого эфира…
- Где-то это делают ди-джеи и до сих пор, а у нас - музыкальный редактор. Я знаю такую схему, когда музыкальный редактор просто загружает некоторое количество песен для каждого часа, а ведущий сам их расставляет в рамках каждых 60 минут, сам подбирает перебивки и решает, как обрезать песню или не обрезать ее вообще. А у нас для каждой песни есть оптимальные разметки, сделанные музыкальным редактором – здесь обрезаем песню и ставим такую-то перебивку. Но, если диджей видит, что он в каком-то случае может сделать не оптимальный, а идеально красивый вариант, то может эту разметку немного подправить, то есть, сдвинуть перебивку и дать песне дальше позвучать или сделать ее короче, обрезать.

У нас все стыки песен по умолчанию хорошие. Они проверенные, отслушанные не один раз. Но бывает, что что-то можно улучшить единоразово именно в стыке этой и этой песни именно сейчас. В этом – прелесть живого человека в эфире, процесс ведь творческий. 

- Ты говоришь об обрезке песен, а как обстоят дела с их микшированием? Это делают люди, выстраиваешь ты или специальная программа делает микс? 
- Мы не занимаемся микшированием, потому что, во-первых, наш формат - рок-песни, которые люди хотят слушать от начала и до конца, так как это - завершенное произведение. Поэтому наша задача - красиво завершить песню, сказать то, что нужно или поставить перебивку с позывными радиостанции и красиво выйти на следующую песню. Возможно, это облегчает нам задачу - что не нужно подбирать жесткий микс. На других радиостанциях эта задача может быть критичной

- Сколько времени уходит на составление плей-листа?
- Может быть час. А может быть и весь рабочий день. По разному. Есть регулярный день вещания – ночь, утреннее шоу, линейные ведущие, вечер. А бывают – специальные эфиры, когда все элементы дня нужно выстраивать практически с нуля. Например, в эфире запланировала онлайн-трансляция концерта. Или какой-то специальный утренний эфир. Бывает, что особенный эфир идет целый день. У нас, таким был день рождения утреннего шоу. В те дни, когда меняется программная сетка – это забота для всех, а задача музыкального редактора – обеспечить все технически. 

- Эфир часто слушаешь?
- Стараюсь по возможности делать это почаще. Одно дело – сидеть в обед и представлять, как песни будут звучать вечером. А другое – включить вечером радиостанцию и услышать «со стороны». Я слушаю критично, анализирую – хорошо слились песни, допустим, или нет? Если не очень, то помечаю себе, прихожу на работу и смотрю – а если так сделать или так, как будет лучше? Слушать эфир нужно обязательно, потому что получаешь совсем другое впечатление, да и контролировать себя легче.

- От музыки не устаешь, не бывает какого-то перегорання или ситуации, когда музыкальный вкус музыкального редактора дает сбой? 
- Я вообще не вижу смысла работать музыкальным редактором, если музыка может раздражать. По моему опыту в музыкальные редакторы попадают люди, которые хорошо относятся к той музыке, с которой работают. Если это – не случайный человек на пару месяцев, конечно. От этой музыки не нужно фанатеть, не нужно ее преданно и страстно любить, но, если она не нравится и откровенно не интересна, работать сложно.  А если работа причиняет дискомфорт человеку, это 100% будет отражаться на качестве.
samoilov.jpg

Что касается вкуса, то это  - понятие растяжимое. Скорее, в процессе работы вырабатываются другие профессиональные чувства. Например, по прошествии нескольких лет ты можешь быстро дать предварительную оценку – подойдет песня данной станции или не подойдет. Я имею в виду по звуку, вокалу и так далее. Радиостанция в эфире уже четыре года, сейчас нам проще, а сначала, конечно,  мы себя проверяли – перепроверяли на каждом шагу.

- Проверяли каким образом?
- У нас регулярно проводится музыкальное тестирование. Этим занимается отдельная компания, которой мы отдаем музыку и от которой получаем мнения людей, на основании которых и строим свою музыкальную политику.

- А какое место в радийной иерархии занимает музыкальный редактор? С кем из коллег он соприкасается по работе или это достаточно автономная профессия в связке музыкальный редактор – программный директор?
- У нас все со всеми взаимодействуют. Понятно, что музыкальный редактор формирует расписание, а ведущий его придерживается. В свою очередь музыкальному редактору дает указание программный директор либо директор станции в зависимости от ситуации, потому что музред в плане сшивания эфира – это техническая должность. Где выходит какая программа решает программный директор. Где появляются новые какие-то элементы – тоже он. Задача музыкального редактора – сделать это красиво. 

- А что значит – «красиво»? 
- Гармонично, комфортно для слушателя, и правильно построено относительно внутренних задач. Сделать так, чтобы все элементы эфира выполняли свои задачи. Чтобы там, где нужно акцентировать внимание, мы акцентировали, где не нужно – сгладили, чтобы переход песни в отбивку и снова в песню шел естественно.

- От музыки, как мы выяснили, ты не устаешь. Но есть же в твоей, как и в каждой работе, какие-то минусы? 
- Любимых песен становится все меньше. Как в анекдоте – для всех отдых, а для тебя - станки, станки, станки… Зато то, что для души, воспринимается ярче. Это уже не 100 песен, а 10. Потом они поменяются, но… 

- А позитивные моменты?
- Я считаю, что далеко не самая плохая работа - слушать музыку (смеется). Кстати, всегда приятно вспомнить, что  ты весь день делаешь то, что другим людям в принципе в офисе делать запрещают. 

Кроме того, это творчески интересно: сделать что-то, а потом послушать это со стороны. Когда ты делаешь свою работу – это интересный процесс, потому что ты работаешь с приятным материалом. 
 
Наталья Тютюненко
 
Читайте также:
Марк Уэст: «Идеальных сотрудников надо искать долго»
Виталий Дроздов: «Ведущий радиошоу без харизмы – это футболист на одной ноге»
Владимир Остапчук: «Радио – одно из самых свободных и честных СМИ»
Спецпроект МБ о медийных специальностях 

Тэги: radio roks, Артём Самойлов, кадры, медикарьера, радио

Схожие темы:
Анатолій Анатоліч залишає 1+1
Програмним директором Нового каналу замість Аліни Нікіфорової стала Тетяна Данилюк
Суд відмовив в задоволенні скарги «Вести.Радио» до Нацради
PR-директор 2+2 перейшла на канал "Україна"
У видання Телекритика буде новий главред
Сабина Абляева возглавила департамент по развитию бренда каналов «Футбол 1»/ «Футбол 2»
Microsoft увольняет 3 тыс сотрудников
Кристина Бондаренко стала генпродюсером канала ATR
Денис Васянович стал гендиректором компании "Торсат"
Сергей Евдокимов покидает Новый канал, Алексей Гладушевский - СТБ