Ноябрь 18, 2015

Сергей Евдокимов: "Последствия закона о запрете российских сериалов прошли для нас безболезненно"

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal

С генеральным продюсером Нового канала Сергеем Евдокимовым МедиаБизнес пообщался не только о проектах канала и планах на новый сезон, но и о том, как складываются отношения с владельцами форматов, перспективах сотрудничества с продакшенами ближнего зарубежья и продажи собственных разработок в другие страны, влиянии политической ситуации на телесмотрение. "Мы на Новом канале сознательно боремся с любыми проявлениями мрака и безысходности", - говорит он. А еще, сравнивая "векторы" украинского и российского ТВ, Евдокимов, проработавший 10 лет на российском НТВ, отмечает в Украине гораздо более эффективное расходование средств: даже при небольших затратах проекты выглядят зачастую дороже и богаче, чем российские аналоги. А на ментальном уровне - разница в посылах: история про вписывание в глобальную жизненную вертикаль на российском ТВ и ее отсутствие в отечественном.

 

- По итогам октября Новый канал вышел в тройку сразу по нескольким аудиториям. За счёт чего рывок произошёл?
- Есть несколько причин этого рывка: мы действительно серьезно подготовились к новому сезону, сделали линейку собственного оригинального производства, которая позволила заменить российские сериалы в прайме. Так что, последствия закона, по крайней мере, нынешней осенью, прошли для нас безболезненно: нам было чем заменить российский продукт.

- То есть, вы оперативно среагировали или у вас изначально были такие планы?
- Это была наша изначальная установка. В общем-то, меня на Новый канал и пригласили для того, чтобы наладить собственное производство, потому как нельзя все время показывать российские ситкомы, нужно развивать свое. И с прошлого года мы постарались как-то это направление наладить. Сейчас можно наблюдать результаты этой работы. В общем, расчет оказался правильным - мы видим, что на каналах-конкурентах либо идут очередные сезоны уже знакомых проектов, либо повторы еще не запрещенных российских сериалов. И здесь мы - со свежей комбинацией премьер и перезапущенных старых проектов - довольно выгодно на этом фоне смотримся. 
 
- И запрет российских сериалов по вам не ударил?
- Это палка о двух концах. Конечно, если бы у нас была возможность иметь про запас 2-3 премьерных российских сериала, это украсило бы наш эфир, и дало бы больше инструментов для работы с сеткой. За полгода-год произвести достаточное количество продукта, которого бы хватило на 365 дней, невозможно. Но в любом случае, объемы собственного производства мы планируем увеличивать. В этом сезоне уже было больше программ, чем в прошлом году, в новом году - и весной, и осенью - будет еще больше, чем этой весной и осенью, а к концу следующего года, я надеюсь, уже и собственные сериалы подтянутся. 
 
- А скажем, в часах это можно измерить – есть планка, оптимальная для вашего в канала?
- Собственное производство у нас занимает 35% от всего вещания, и 80% прайма в будние дни. Мы сейчас сознательно делаем проекты, ориентированные на прайм: с 18 часов и до полуночи стараемся забить все своим производством. 
 
- 100% прайма под свое производство, - это возможно? 
- Если брать время от 18:00 до 23:00, то почему бы и нет. Мы прекрасно видим, что зритель радостно откликается на проекты собственного производства. Например, сравнивая цифры «Физрука», который в прошлом году у нас шёл и наших нынешних премьер, то собственные премьеры собирают больше. При том, что мы понимаем, что в «Физрук» вложены гораздо большие деньги, ресурсы и затраты. 
 
- А каково соотношение затрат на покупку продукта и производство собственного?
- Собственное производство всегда выгоднее, потому что это продукт, на который ты обладаешь всеми правами, на него нет никаких юридических ограничений для показа. Стоимость эфирного часа покупного или собственного продукта тоже приблизительно одна и та же: плюс-минус $5 тыс. Даже с этой точки зрения, выгоднее производить собственный продукт. Вся проблема в ресурсах. Мы упираемся в то, что не хватает производственных мощностей, - ни наших, ни сторонних производителей. Ведь для того, чтобы выдерживать конкуренцию в прайме, продукт должен быть высокого качества. 
 
- В связи с этим вы расширяете штат? Сценарный например…
- Да, мы ищем людей на рынке, которые могли бы возглавлять наши направления, новые проекты. Но это непросто. Нет такой тумбочки, из которой можно было бы взять и достать всех нужных тебе специалистов. 
 
- Если не собственное производство, то на экране был как правило российский продукт, в отношении западного было традиционное мнение, что его смотрят хуже. А как сейчас, - меняется телесмотрение и отношение аудитории?
- Это смотрение достаточно специфично. Зритель в общем живо реагирует на общемировые голливудские блокбастеры, особенно если это премьеры. А если говорить о западных сериалах, то они, конечно, идут с трудом. Есть очень небольшое количество наименований, на которые зритель подсаживается. «Новому каналу» в этом смысле повезло, у него есть, как минимум, «Друзья», которые стали его фирменной карточкой, сейчас мы опять их показываем в улучшенном качестве, у нас сейчас нормальная цветная копия HD-шного качества. Также у нас неплохо прошёл сериал «Библиотекарь» по мотивам одноименного фильма. В следующем году мы планируем пару больших премьер, но пока не могу сказать вам конкретные названия. В этой области мы тоже пытаемся экспериментировать. Но в целом мы понимаем, что если сравнивать российские и западные сериалы, то российские в этом отношении выигрывают в силу схожей ментальности, культуры, образования, языка и привычки.
 
- А российский продукт у вас будет появляться? Будете ли свои проекты продвигать на российский рынок?
- Новые законы, конечно, заставили всех шевелиться, и мы ищем новые возможности создания совместных предприятий, например, с Белоруссией. Там производилось и производится достаточное количество сериального продукта, который потом показывался и в Украине, и в России. Это первое направление. Второе - совместные предприятия с российскими теле-, кинопродюсерами. Для них потеря украинского рынка тоже стала довольно болезненной. И они готовы искать новые формы сотрудничества, создание каких-то новых юрисдикций, под которыми будет производиться сериальный продукт. 
 
- Речь идет о проектах для двух рынков?
- Я думаю, что в данной комбинации преимущественным будет являться украинский рынок, а российский будет второстепенным. Он будет рынком повторной продажи. 
 
- Из уст продакшенов, в том числе и на страницах МБ, звучит мнение, что без российского рынка продукт априори не может быть окупаемым. Нет ли тут лукавства? Например, в той же Прибалтике что-то же производится для крайне малого местного рынка…
- Вы видели этот продукт? У меня есть возможность часто смотреть прибалтийское телевидение: если сравнивать формат «Шоу маст гоу он», который выходил на «Новом канале», то это небо и земля. На этих территориях производятся один-два сериала в год. И сетка каналов на 70% состоит из американских программ, причем не самых свежих. Украинский зритель до последнего времени был самым избалованным на территории всего бывшего СССР. С одной стороны, он снимал пенки с российского телерынка и смотрел все самое лучшее, что производило российское ТВ, с другой стороны, украинское телевидение представляло ему джентльменский набор главных мировых форматов, адаптированных зачастую намного лучше, чем оригиналы. Например, украинская версия «Х-фактора» сделана на высочайшем уровне, намного лучше, чем российская. И отвыкать от этого уровня качества зрителю будет тяжело. Если мы будем производить сериалы, в которых будут дешевые декорации, плохие актеры, сырой сценарий, мы банально не сможем конкурировать с интернетом, где можно найти контент и лучше, и разнообразнее. То есть, можно, конечно, производить сериалы за три копейки и бить себя в грудь, что вот мы занимаемся подъемом отечественной телепромышленности, но это же будет лукавство…
 
- Тогда скажем так: окупаемость продукта только внутри страны возможна?
- Она гипотетически возможна. Вопрос в том, что это за продукт. Чтобы продукт окупался, он должен выдерживать много повторов. Значит, это должен быть скорее всего вертикальный сериал. Где каждая серия имеет отдельный законченный сюжет. Вероятнее всего, это должно быть что-то, релевантное большому количеству аудитории. Предположим, комедия или детектив. Он также должен стоить недорого, чтобы не выползать за рамки бюджета… Гипотетически все это, для чисто украинского продукта, возможно. Но для этого опять же должны быть продажи заграницу. При чем, мы же говорим не только про Россию, - есть Израиль, та же Прибалтика, Казахстан, Белоруссия и т.д.  Есть каналы типа RTVi, которые вещают на русскоязычную аудиторию по всему миру. То есть, копеечка к копеечке и рано или поздно наберется нужная сумма. Но для этого мы должны понимать, что мы должны делать универсальный продукт, чтобы он был одинаково интересен во всех этих странах. 
 
- И для этого нужна разработка собственных форматов. 
- Я лично всегда был сторонником разработки собственных форматов. Я проработал в НТВ около 10 лет, и все 10 лет мы жили на программах собственного производства, собственного креатива (за исключением телевикторины «Своя игра», которая была адаптированной версией американского формата "Jeopardy!"). И на «Новом канале» мы стараемся запускать форматы собственного производства хотя бы по той причине, что все большие «хитовые» форматы, в общем, уже разобраны. И это тоже заставляет вертеться, придумывать. Например, наш собственный формат «Аферисты в сетях» уже продан как ready-made в несколько стран, и сейчас мы работаем над тем, чтобы продать его как формат в Германию. Также мы разработали собственный формат «Привычка жениться», который показали в начале сезона, и уже в следующем году собираемся запустить его в производство. Этот формат мы также предлагаем западным агентствам, надеюсь, что одно из них в ближайшее время возьмет его на дистрибуцию.
 
- То есть, продажа форматов, это, в принципе реальная вещь?
- Да. Я уже не говорю про «Ревизор», который мы продали каналу «Пятница», который очень хорошо там себя чувствует, обзавелся «спинофами» вроде программы «Магаззино». В принципе, мы работаем сразу в трех направлениях. С одной стороны, берем проекты, которые являются привычными и понятными аудитории «Нового канала», типа «Интуиции», но запускаем их в новом апгрейде. Каждый новый сезон должен отличаться от предыдущего, чтобы зритель понимал, что проект живет, развивается.  Второе – все-таки не все "большие" форматы разобрали другие каналы, кое-что и нам осталось, как, например, «Супермодель по-украински». Думаю, это большая ошибка, что он до сих пор не выходил в Украине, которая славится красотой своих женщин. Третье направление – это разработка собственных программ: «Дешево и сердито», «Половинки»… И хотя мы официально приобрели формат "Undatebles", в процессе работы мы настолько далеко от него ушли, что наши «Половинки» вряд ли можно сравнивать с оригиналом. Впрочем, хорошие отношения с форматчиками для нас тоже важны. 
 
- И они не против были? Разные форматчики бывают же…
- Ну да, например, с правообладателями “Суперинтуиции” мы долго “бодались” по поводу цвета студии, поскольку изначально там все решено в синей цветовой гамме, а для нашего зрителя синий это явный намек на скуку. Наша цветовая гамма намного разнообразней и веселее.  Кстати, если мы говорим про “Суперинтуицию”, мы ввели в формат несколько новых  элементов, которых не было ни в одной из предыдущих версий. Так, например, у нас появилась категория "джокеры", которых игроки выставляют друг против друга. Это делает программу более динамичной, появляется дополнительная интрига, которой нет в оригинальном формате. Жаль только, что по договору все новые форматные придумки отходят оригинальному правообладателю.
 
- Мы все помним Новый канал эпохи Фабрики звезд, а может ли сейчас что-то стать хитовым продуктом масштаба той Фабрики?
- Если канал претендует на то, чтобы называться общенациональным, он должен предлагать некую общенациональную повестку, в которую зрители должны включиться. И мы постоянно находимся в поиске такого проекта, который сможет жить самостоятельной жизнью помимо эфира. Больше, чем просто передача. Считаю, что у нас уже есть 3 таких проекта. «Супермодель», которая стала общенациональным увлечением девочек от 14 до 24 лет; «Ревизор», шоу, безусловно, общенационального масштаба, живущее отдельной самостоятельной жизнью помимо эфира. На этот же статус сейчас претендует проект «Половинки», который мы собираемся улучшать, развивать и т.д, - в нем есть очень правильный элемент, объединяющий людей… И вполне возможно, что мы решимся на перезапуск «Фабрики»…
 
- Вы над этом всерьез размышляете?
- Да, мы над этим размышляем. Но для этого должно сойтись много факторов сразу: готовность аудитории к этому; потребность зрителя в новых звездах, новых лицах, новых именах; финансовые возможности - ведь это очень затратное шоу… Я думаю, что в какой-то момент все эти составляющие объединятся и ….
 
- …мы увидим Фабрику в эфире. Это перспектива следующего года? 
- Я не могу с уверенностью сказать, что это случится в 2016-ом, впрочем, вполне возможно, что в 2016-ом начнется подготовка ее производства, чтобы выйти в эфир в 2017-ом году. Тем более, что после последней «Фабрики» прошло достаточное количество времени, чтобы аудитория успела "остыть". Я уже не говорю, что поменялись запросы зрителя и сам алгоритм успеха в музыкальном бизнесе. Мы все видим примеры новых коллективов и музыкантов, которые спокойно, без всякой «мохнатой продюсерской лапы» находят себе зрителей.  И возможно эта «Фабрика» будет заметно отличаться от первых Фабрик. 
 
- Как влияет ситуация в стране на аудиторию развлекательного молодежного канала?
- Тут есть колебания. Когда случился Майдан, у аудитории был такой шок от всего происходящего, что она ринулась смотреть Новый канал, потому что он предлагал совершенно альтернативную картину действительности. Тогда произошла премьера «Сердец трёх» - проекта про любовь, про отношения, все самое светлое, и он как-то правильно лег в настроение зрителей. Потом, когда события перешли в активную военную стадию, мы наблюдали некий отток зрителей, - они переключились на публицистические, информационные, документальные программы. Сейчас, когда ситуация на востоке Украины немного успокоилась, мы наблюдаем возврат зрителей к Новому каналу, потому что каждый ищет любовь, стремится к чему-то доброму, светлому... Во времена Великой депрессии нервы общества в Америке успокаивал Голливуд, и, как мы знаем, именно на этот период пришелся его расцвет. Так что, сказки нужны.
Мы на Новом канале сознательно боремся с любыми проявлениями мрака, безысходности. Например, программу «Дешево и сердито» (про экономию) мы вполне могли бы сделать в тяжелой, гнетущей манере, про то, как все вокруг плохо, дорого и невыносимо, но мы подошли к этой теме легко, весело и авантюрно. Нам захотелось посмотреть на проблему как на некое приключение, эксперимент. Мы в принципе стараемся, чтобы Новый канал стал для зрителя каналом-антидепрессантом. Как только мы переходим эту грань, аудитория голосует кнопкой.
 
- А как насчет количества молодежных каналов и конкуренции между ними? 
- Сугубо молодежными по позиционированию можно назвать ТЕТ и НЛО. Если же говорить о молодежной аудитории, то в этой нише мы соперничаем в основном с СТБ и 1+1. С одними каналами мы конкурируем одним, с другими – другим. 
 
- Что вы готовите для нового сезона?
- Все проекты, выходившие осенью этого года, будут продолжены и в следующем году (Ревизор, Половинки, Аферисты в сетях, Супермодель, Кто сверху, Суперинтуиция). Я надеюсь, что к тому времени будут готовы и наши первые оригинальные сериалы, которые сейчас находятся в разных стадиях готовности (от разработки до запуска). Думаю, первым будет готов сериал «Подорожники», который мы сейчас запускаем со Star Media. Однако и этой весной у нас тоже будут премьеры. Главные - это «Киев днём и ночью», наш первый проект в жанре сериалити, который должен покрыть всю весеннюю сетку, третий сезон «Сердца трёх» и перезапуск формата  «Від пацанки до панянки».
 
- Но он же был на «Плюсах».
- На мой взгляд, на «Плюсах» он не совсем правильно лег в профиль аудитории, для нас же это в самый раз. 
Также весной выйдет проект «Любовь» - своеобразный "привет" «Проекту Перфект», который выходил в прошлом году. В этом сезоне Татьяна Бобрикова будет искать любовь и знакомиться со всеми премудростями мужской и женской психологии. Кстати, это наша собственная разработка. 12-серийная попытка сказать новое слово в жанре научно-популярного инфотейнмента. Также на весну мы планируем и продолжение проекта «Дешево и сердито».
 
- Сердито, как и раньше, только уже немного дороже с учетом цен.
- Да, цены растут, а мы продолжаем экономить и искать новые способы не покупать, не тратить, не платить. Форма, которую придумали для рассказа об этом, оказалась достаточно универсальной, и по горячим следам осеннего сезона мы решили запустить еще 12 серий (было 8). 
Также, надеюсь, что в следующем сезоне мы увидим и фирменное юмористическое шоу Сергея Притулы и «Варьятов».
 
- А новых ведущих будете выводить?
- Все зависит от проектов – некоторые форматы, как, например, «Серця трьох», предполагают наличие ведущего, а есть такие форматы как «Від пацанки до панянки», где наличие ведущего совершенно не обязательно. 
И да, мы открываем новые имена. В этом году у нас появился Вадим Абрамов – свежее лицо для украинского телевидения и «Ревизор» с ним собирает едва ли не лучше, чем с Ольгой Фреймут. Впрочем, лицо лицу рознь. Ведь не может ведущий быть просто «подставкой под микрофон», это должен быть человек, с которым у зрителя установится личный контакт, почти интимные отношения, а найти такую фигуру к тому же общенационального масштаба – довольно непросто. 
 
- Это мы просто замечаем только Притулу и Педана…
- Вот вы замечаете только их, а судьи «Супермодели», например, давно уже стали звездами сами по себе. 
Кроме них есть Катя Павлюченко, ведущая «Дешево и сердито», работавшая журналистом «Абзаца». Есть Таня Бобрикова - тоже лицо канала, вышедшая из программы «Абзац» и «Пираньи». Лена Филонова, которая помогает ей в проекте «Любовь»… Вы говорите новые лица не появляются…
 
- От частностей к общему: вы, как человек с опытом работы на российском рынке, какие особенности украинского отметите в первую очередь? И как он меняется?
- Есть чисто технологические особенности. Если российское телевидение двигалось по направлению производства сериалов, которые стали основным типом контента, заполнившим сетки каналов, то фирменной чертой украинских каналов стали программы в жанре реалити и локальные адаптации больших форматов. Их в Украине научились делать намного лучше, чем в России. Если мы возьмем любой большой формат - «Х-фактор», «МастерШеф» - то украинские версии будут, безусловно, интереснее, эмоциональнее, оригинальнее и т.д. Второе отличие заключается в том, что украинское телевидение, если мы говорим про чисто экономическую сторону вопроса, за малые деньги научилось делать гораздо более эффектные продукты и гораздо эффективнее расходовать бюджеты. При небольших затратах они выглядят зачастую дороже и богаче, чем российские аналоги. 
Если же мы говорим о ментальной составляющей, то два телевидения различаются тем, какую историю они рассказывают своему зрителю. На российском ТВ - это история про вписывание в глобальную жизненную вертикаль, где на всю страну есть только одна главная певица, предположим, Пугачева, есть только один главный режиссер, предположим Михалков, есть только один главный канал, предположим, «Первый». И вокруг этой вертикали выстроено все, вокруг нее организована вся деятельность общества. И мера успеха определяется именно этим: вписываешься ли ты в эту вертикаль, входишь ли ты в эту тусовку, допущен ли ты до этого тела. 
Украина в этом смысле более горизонтально интегрированная страна, тут нет этой пресловутой вертикали, к которой все, как мухи, липнут. И это позволяет ей балансировать между разными противоположностями, парадоксальным образом сохранять определенный уровень стабильности и порядка. И это отражается в том посыле, который дает украинское телевидение, - в Украине, например, гораздо больше ценятся такие понятия как солидарность, отзывчивость, сочувствие, эмпатия по отношению к ближнему, все люди - братья, все болеют друг за друга. В России этого эмоционального посыла все-таки нет, все участвуют в общем забеге и относятся друг к другу как к конкурентам, всех надо расталкивать локтями и стремиться к вершине этой пирамиды. Возьмем, например, тот же «Х-фактор». Российский «Х-фактор», который назывался «Фактор А», это история про музыкальную вертикаль, на вершине которой сидит примадонна. Кому она соблаговолит, тому и достанется частичка ее звездного статуса. Вот ради чего соревнуются участники «Фактора А».  В случае с «Х-фактором» - это история про то, как все болеют за своих, как все желают друг другу успеха, счастья и это счастье совершенно не связано с тем, входишь ли ты в чью-то свиту или нет. В этом смысле украинское общество развивается более органично, его не надо вписывать в какие-то рамки, подгонять под какие-то шаблоны. 
 
 
Ярослава Наумова 

 
Тэги: Сергей Евдокимов, новый канал, фабрика звезд

Схожие темы:
Николай Тищенко стал новым Ревизором
На Новом канале - премьера «Ревизор: Магазины»
«Супермодель по-українськи» перетворилась на «Топ-модель по-українськи» та додала хлопців
На Новом канале – анимационная «Кухня»
Второй сезон "Від пацанки до панянки" на Новом: больше эпизодов и участниц
На Новом канале спецвыпуск «Пацанки. Новая жизнь»
Весенний сезон на Новом канале: новый Ревизор и Тайный агент
В апреле на Новом канале стартует «Ревизор: Магазины»
В суде снова рассматривали «Ревизор» vs «Инспектор Фреймут»
В новом сезоне «Супермодели по-украински» появятся парни