Декабрь 2, 2015

Юрий Минзянов: "Зрители намного умнее, чем думают о них телеменеджеры"

Поделиться: Facebook Twitter LiveJournal

Об обратной связи со зрителем, перспективах фантастического жанра на украинских телеканалах, современном герое и прокатном кино, МедиаБизнес побеседовал с Юрием Минзяновым, генпродюсером Star Media. "Для Украины нужно снимать больше локальных, малобюджетных картин: не выше, чем $500 тыс", - полагает Минзянов, приводя пример "новой румынской волны" с недорогими проектами. По его словам, в последнее время хороших сценариев стало меньше, поэтому приходится присматриваться к западным форматам, а современный герой должен быть неоднозначным, и его еще предстоит найти и создать.
 
- Каким должно быть кино, чтобы быть успешным в украинском прокате? Есть пример Польши, где отличная касса была у эпохальных исторических драм. Они этот этап уже переступили и снимают современное кино, мы — еще нет.
- Я был экспертом на последнем седьмом питчинге (Госкино, - ред) и прочитал много сценариев. 90% из них - это арт-мейнстрим, артхаус. У нас сработал, как я его уже называю, «эффект Слабошпицкого», когда любому дебютанту, мечтающему снять первую свою картину, короткометражную или полнометражную, не дает покоя слава Слабошпицкого. Они считают, что должны снять что-то артхаусное и фестивальное и тогда сразу 45 наград придут к ним, и они прославятся на весь мир. Эта болезнь мне понятна: я сам, когда учился во ВГИКе, переболел творчеством Андрея Тарковского. С одной стороны мне это понятно, но с другой — как не думать о зрителе? Есть же много жанров, - можно снимать и приключения, и детективы, и ту же фантастику. Могу даже откровенно сказать: я голосовал и ставил самые высокие оценки опять-таки Мирославу Слабошпицкому и его новому проекту «Люксембург», потому что, действительно, на фоне всего остального — ощущение, что это будет классное кино! А в жанровом кино - пока не вижу ярких, интересных идей. 
 
- А вот на телевидении бытуют мнения: «этого наш зритель не поймет, это слишком сложно...» - не слишком ли все упрощается? Возможно, аудитория сложнее, чем иной раз о ней думают?
- Однозначно упрощается: зрители намного умнее, чем думают о них телеменеджеры. Когда у меня выходит премьера на каком-то телеканале, я всегда отслеживаю отзывы на сайтах о кино или форумах. Это, если ты снял прокатный фильм, то можешь пойти в кинотеатр и услышать реакцию на ту или иную шутку, сцену, подслушать, что говорят о твоем фильме. У нас при создании многосерийного телевизионного кино единственная возможность получить именно обратную связь- это форумы. И люди пишут иногда очень умные вещи и тонко разбирают сериалы, подмечая даже то, что ты мог в процессе создания фильма упустить, что 45-50 человек съемочной группы не заметили… 
 
- На это могут возразить: таких зрителей десяток, а миллион будет смотреть и не заметит. 
- Я не согласен с этим. И полнометражное, и телевизионное кино смотрят десятки миллионов совершенно разных людей. И большинство – образованные, умные и интересные люди. В общем, для них и делается это кино. Есть такая сложность нашего дела: рассказать простую историю, чтобы она была понятна каждому зрителю, но при этом снять эту историю очень качественно и ёмко. С необычными ракурсами, со стильной картинкой. Мы, например, стараемся снимать на хорошую камеру Alexa ARRI, на которую сегодня снимают сериалы в Америке. Там такой «сумасшедший» набор объективов, что можно настоящее кино делать, любую картинку, любой нужный эффект создать! 
 
- И уловить, и не потерять?
- Да. Я за то чтобы зрителя не «воспитывать» - это не хорошее понятие, а повышать его уровень.

- Что же может подвигнуть телеменеджера на эксперименты, пусть даже не на самые смелые?
- На американском канале HBO нет рекламы, но есть большое количество подписчиков, поэтому они себе позволяют экспериментировать с жанрами, историями, показывать арт-мейнстрим. У нас, к сожалению, нет таких платных каналов, как НВО. Сейчас часто жалуются на отсутствие талантов, актеров, режиссеров, сценаристов. На самом деле, у нас есть талантливые люди — вопрос в финансовых возможностях, в бюджетах. В американских сериалах они очень высокие, и они могут один и тот же сценарий переписывать несколько лет. Наша индустрия пока себе не может такого позволить: у них — это штучное производство, а у нас  напоминает фабрику. Должен быть внеиндустриальный подход, чтобы мы могли создавать штучное произведение, а не ставить на поток. Только при насыщенности рекламного рынка каналы могут позволить себе эксперименты. Пусть это будет идти не в прайм, а в постпрайм, в 23.00, но во всяком случае, уже можно будет говорить о каких-то более откровенных и новых вещах, чего не покажешь в 19.00-20.00 - в прайм. 
 
- Есть мнение, что если в прайм терпеливо ставить даже то, что считается недостаточно популярным, то зритель привыкает. У него есть привычка быть в какое-то время у телевизора, вне зависимости от того, что там показывают.
- Я не думаю. Не настолько глупы сегодня телеменеджеры, чтобы идти по такому примитивному пути, будь то в Украине или России (мы говорим о двух самых насыщенных рынках, потому что Беларусь, Казахстан, Прибалтика, к сожалению, несравнимо меньше) 
 
- Вот вы говорили на скриннинге проектов #Кінокраїна о фантастическом сериале. Насколько фантастика как жанр может быть привлекательной? И что вы планируете в этом направлении?
- В основном, конечно, фантастика — это жанр для молодежи. Каждый телеканал мечтает привлечь к себе как можно больше молодежной аудитории. 
Как и в любом жанре во главу угла я ставлю идею. Насколько будет интересной идея сериала с элементами фантастики, мистики - настолько будет привлечен и зритель. Мы попробовали такой себе эксперимент: в ткань традиционного жанра семейной комедии вплели фантастическую составляющую и сняли пилот под названием «Батарейки не прилагаются». В сюжете присутствуют роботы. Сейчас еще мало пишут об этом, но завтра-послезавтра роботы уже станут трендом. 
 
- А на какой стадии сейчас проект?
- Есть сценарий и разработка всей истории на 16-20 серий. Эта история про одну семью, члены которой являются представителями нескольких разных поколений. И однажды в этой семье появляются роботы. но не буду пока раскрывать все сюжетные линии. Наш эксперимент вполне может перерасти в тренд, как это уже происходит на японском и американском рынках. И это будет отдельная ниша, в которой начнут разрабатываться целые линейки проектов этой тематики.
 
- Что сейчас для украинского рынка может быть нишей?
- Понятно, что мы не можем сейчас потянуть, по определённым причинам, истории по масштабу производства, как «Игра престолов», но зритель хочет костюмированные драмы. Его привлекает историческое кино. Да, мы не можем соперничать по бюджетам с тем же Западом, но вполне можем соперничать с ними по уровню идей и концепциям их реализации. У нас сейчас идет разработка нескольких таких глобальных проектов и наш флагманский проект сейчас — это «Мата Хари». 
 
Влад Ряшин нам подробно рассказывал о нем. Англоязычное кино — это одна из ниш?
- Это одно из направлений. Англоязычные проекты дают возможность выходить на международные рынки. Еще одно из направлений, которое мы хотим развивать в перспективе — прокатное кино. Мы сделали большой перерыв после двух проектов, извлекли определенные уроки для себя и сейчас возвращаемся на этот рынок. 
 
- А прокатный фильм должен рассказывать именно украинскую историю?
- Я думаю, да. Конечно, это может быть некий фантастический фильм и действие происходить на какой-то планете. Но когда ты рассказываешь о себе, о своих знакомых, соседях — это всегда узнаваемые вещи. Экран — как зеркало. Зритель всегда хочет спроецировать свои поступки с поступками некой героини, героя. Я вообще считаю, что для Украины нужно снимать больше локальных, малобюджетных картин: не выше, чем $500 тыс. И это должен быть современный сюжет, современная история. Вот так, например, появилась знаменитая румынская «новая волна». Румынские фильмы сейчас популярны во всем мире, их любят и на фестивалях, и они даже какую-то кассу собирают. Но именно потому, что они поняли: Румыния — маленькая страна и стали снимать за $150-200 тыс. И эти деньги у них стали окупаться. 
 
- Возвращаясь к телерынку: в последние годы проекты снимались для двух рынков - украинского и российского, и продакшны заверяют, что только так может окупиться проект. Сотрудничество с Россией продолжается, а как с тематикой, - меняется?
- Тематика меняется только в истории про спецслужбы, милицию... Да и честно вам скажу – хочется больше снимать про человеческие отношения! Мы с удовольствием сняли сериал «Влюбленные женщины» (формат Mistresses, известного английского сериала).
 
- А вот сейчас по форматам делается больше или меньше сериалов?
- Еще 3-4 года назад история с форматами меня вообще не интересовала. Я считал, что у нас есть достаточное количество авторов и лучше снять свою интересную историю, нежели адаптировать чужую. Но в последнее время хороших сценариев стало меньше, поэтому стал присматриваться к западным форматам. Таким образом, появились голландский формат «Двойная жизнь», «Влюбленные женщины», «Культ».
Самая большая проблема в адаптациях — это именно драматургическая работа, потому что легче всего сесть и сделать так называемую «запись по фильму», но при этом не учитывается, что у нас разные ментальности, разные языковые, бытовые и социальные нюансы. И иногда смотришь, вот сам по себе хороший формат, увлекательный, но понимаешь, что у нас он не пойдет, - то, что я называю «не поддающийся адаптации».
 
- А как меняется под влиянием последних событий современный герой? До недавнего времени это зачастую был рефлексирующий персонаж. Например, у создателей развлекательных шоу были проблемы: праздные герои-мужчины, ищущие благосклонности девушек, когда в стране идут военные действия, просто перестали восприниматься. 
- На самом деле, герой любого талантливого фильма должен быть неоднозначным. Он не должен быть суперположительным или суперотрицательным — иначе неинтересно будет следить за его судьбой, и вообще, за фильмом. Не о чем будет размышлять.  
Например, чем та же «Оттепель» взяла? Там герой Евгения Цыганова — положительный или отрицательный? До сих пор ведут споры, хотя фильм уже два года назад вышел на экраны. Успех этого сериала не в том, что начало 1960-х годов - любопытная эпоха, а том, что продюсерское чутье Валерия Тодоровского подсказало: персонажи сериала должны быть неоднозначными. То же самое, в «Изменах» - кто-то называет героиню Лядовой откровенно шлюхой. Как замужняя женщина вообще может иметь любовников? А кто-то вступается за нее и говорит, это вообще-то не про измены, а про нашу жизнь… Героиня Лядовой неоднозначна, поэтому интересно следить за ней. Анализировать поступки, размышлять, возможно даже какие-то ситуации примерять на свою ментальность.
 
- То есть, герой мирного времени, или герой не мирного времени — это не важно? Я , например, слышала мнение, что новый герой должен быть решительным.
- На мой взгляд, у нас не должно быть сериалов-«скороспелок». Мы должны все это еще осознать, «переварить» и придумать вот такого неоднозначного нашего современного героя. Не ура-патриота, который рвет на себе рубашку — эдакого украинского Матросова, а живого человека, в котором будет «намешан» интересный коктейль из поступков (и, возможно, не всегда положительных), суждений, ценностей, слабостей, ожиданий, отношений, какой-то решительности. И такого героя нам еще предстоит найти или создать. 
 
Ярослава Наумова 

Тэги: #Кінокраїна, star media, сериал, юрий минзянов

Схожие темы:
Юрий Минзянов хочет выпускать по одному хоррор-фильму в год
Олексій Шапарєв знiме для 2+2 детектив "Фантом"
На канале «Украина» - премьера фильма «Цветы дождя»
1+1 знімає мелодраму «За три дні до кохання»
Star Media зніме для каналу «Україна» другий сезон детективу «Специ»
На СТБ стартует сериал "Красные браслеты" о жизни детской больницы
На канале «Украина» - премьера криминальной мелодрамы "Белое-черное"
На каналі «Україна» - прем'єра фільму «Веселка в небі»
На ICTV - третий сезон "Нюхача"
В предпраймі 1+1 буде новий турецький серіал